Слово солдата Победы. Выпуск 2Слово солдата Победы. Выпуск 4Слово солдата Победы. Выпуск 5Слово солдата Победы. Выпуск 6Живая память. Выпуск 5Живая память. Выпуск 7Слово солдата Победы. Выпуск 10Слово солдата Победы. Выпуск 11

Живая память. Выпуск 7

ISBN: 5-7030-0974-Х
Год издания: 2008
Количество страниц: 512

В сборнике, посвященном 65-летию Сталинградской битвы, представлены воспоминания, очерки, статьи, интервью, документы, стихи, рассказывающие о героях-воинах Красной Армии и тружениках тыла, защитивших в трудную годину сталинградскую твердыню от гитлеровских захватчиков, разгромившихнемецко-фашистские войска на Волге.

В этом году грядет для нас, участников войны и гвардейцев тыла, всех граждан России, памятная дата - 65-летие Сталинградской битвы. Сталинградская битва... Кто-то из историков сравнивал ее с битвой под Верденом в Первой мировой. Неверно! Верден – крепость, возводимая многие-многие годы для защиты Франции от внешних врагов.

Сталинград же никто и не думал превращать в крепость. Сами советские люди - солдаты, офицеры, генералы, мирные жители стали стеной, утесом на пути немецко-фашистских захватчиков. Сходство лишь в одном: огромных потерях и под Верденом, и под Сталинградом. Однако вернемся к тому, ради чего и пишутся эти строки. В ваших руках, дорогие товарищи, седьмой том серии книг «Живая память», изданный, как и предыдущие, Объединенным Советом ветеранов Союза журналистов России и посвященный, как уже упоминалось, 65-й годовщине Сталинградской битвы.

Седьмой!.. Значит, были и предшествующие ему? Да, были. Трехтомник «Живая память. Великая Отечественная: правда о войне» издан в 1995 году к 50-й годовщине нашей Великой Победы. Через два года из печати вышел четвертый том «Живая память. Ветераны войны и труда: верность Отечеству. 1945-1997». В нем рассказывалось о героическом труде советских людей, в кратчайшие сроки восстановивших разрушенное войной народное хозяйство.

Над всеми этими книгами работали журналисты и писатели. Вот почему свой пятый том мы назвали: «Живая память. Ветераны журналистики: правда о войне».И, наконец, шестой том выпущен в минувшем 2006-м году. Назывался он «Живая память. Нам родная Москва дорога» и посвящался 65-летию Московской битвы.


Живая память. Выпуск 7. Содержание


Астраханский мост

Теперь этого моста уже нет, ничего не осталось, все замыто песком: и мост, и дорога, которая была долгое время еще и после войны главной магистралью.
Мост стоял внизу, на коротких опорах, сначала на дощатом, а потом бетонном настиле через речку Царицу. По Царице-то, которую народ иногда называет Пионеркой, проходила граница между двумя частями города. Сейчас здесь, чуть повыше старого Астраханского, вровень с проспектом, стоит новый современный мост.
А старый за ненадобностью был разобран и замыт песком из Волги: жизнь делает свое дело, настала очередь и этой части города, создана большая парковая зона. Не осталось даже тех крохотных следов в виде клочка старой дороги на правом склоне или чернеюшей из песка опоры, которые напоминали бы, что здесь когда-то был тот мост.
Астраханским он назывался потому, что через него шла дорога на юг и на Астрахань. Спуск к нему был выложен камнем, после войны его заасфальтировали. Здесь же ходил трамвай за Царицу.
Помню Астраханский мост августа сорок второго. Через него мы, жители южной половины города, должны были попасть к причалам,
чтобы эвакуироваться за Волгу. Вторые сутки авиация немцев жгла город. По мосту шли танки и боевые части к Мамаеву кургану. В дыму тащились люди с узлами.
На мосту стояли часовые, како-то командир с двумя шпалами в петлицах что-то кричал хриплым голосом и грозил наганом. За спиной
был пожар, горели склады.
Вдруг, откуда ни возьмись, на спуске к мосту появился обезумевший слон. Он тяжело бежал вниз, размахивая хоботом, и издавал раздирающие душу трубные звуки. Он обезумел от того, что натворили люди. Казалось, людям должно было стать от этого жутко. Но, как ни странно, на мосту, несмотря на грохот близко рвавшихся бомб, водворилось спокойствие.
- Граждане, примите вправо. Пропустите слона! - распоряжался командир с двумя шпалами, и его добросовестно слушались.
- Принять вправо! - доносились команды с моста.
Слон, понукаемый людьми, протопал через мост, кто-то крикнул двоих солдат, и они бросились за ним.
- К Волге его надо! - кричали им вдогонку.
На переправе говорили: эскадрилья немецких самолетов специально сбросила бомбы на зоопарк и зажгла его. Слону как-то удалось
спастись, инстинкт привел его к реке. Никогда не забуду его трубные звуки сквозь разрывы бомб, крики людей и грохот танков.
В конце января сорок третьего года, сразу же, как только в центре города закончились бои, мы вернулись домой из-за Волги. Опять наш путь лежал через Астраханский мост.
Стоял мороз. Сыпался мелкий колючий снег. Вокруг лежали мертвые развалины, но дорога через мост была уже расчишена, и по ней шли войска и обозы. Мы дожидались на спуске своей очереди.
Но ждать пришлось долго. Пропустив очередную колонну, часовые перекрыли движение. Поступил приказ освободить дорогу. Мы сошли в сторону, к развалинам. Дело было привычное на военных дорогах.
Со стороны южной части города, куда мы возвращались, на спуске к мосту, показались две черные легковые машины с охраной.
- Начальство едет, - сказал солдат.
Машины миновали мост, взяли подъем и быстро прошли мимо нас. Солдаты поворачивались вслед, были возбуждены.
- Немцев повезли, шишек каких-то. Простых-то в машинах возить не станут.
- Может, главного ихнего?
- Генералы, это факт...
За машинами клубилась снежная заверть. Только много позже, уже после войны, я узнал, что в одной из тех машин был плененный солдатами армии генерала Шумилова командующий 6-й немецкой армией генерал-фельдмаршал Паулюс. Допросив его в своем штабе в Бекетовке, Шумилов отправил Паулюса в штаб Донского фронта, на хутор Заворыкино.

Стою с гостями у края новой части набережной, как раз там, где был спуск к Астраханскому мосту. Гости, с которыми познакомили меня на Мамаевом кургане, были западногерманскими туристами. Они принялись энергично щелкать затворами фотоаппаратов.
Позднее, когда туристы пришли в центральный универмаг, чтобы приобрести на память о поездке что-нибудь типично волгоградское, мы разговорились с Конрадом Колем, молодым медиком из Западного Берлина. Поводом послужила мемориальная доска на серой стене магазина, где говорится, что в подвале этого здания 31 января 1943 года 38-й мотострелковой бригадой полковника Бурмакова был взят в плен командующий гитлеровской группировкой генерал-фельдмаршал Паулюс. Конрад спросил, известен ли интересный и важный факт с письмом фельдмаршала, которое было доставлено советскими людьми в 1943 году через линию фронта в Германию, и что я об этом знаю.
Впервые об этой операции я услышал от директора Музея обороны, бывшего начальника политотдела дивизии, воевавшей в Сталинграде, полковника запаса Григория Ивановича Денисова.
На Волгу через много лет после войны в качестве туриста приехал Вильгельм Адам, бывший адьютант Паулюса. Он посетил музей и
вручил Григорию Ивановичу книгу мемуаров на немецком языке, которая позже была переведена и выпущена у нас под названием «Трудное решение». В тесном кабинете директора состоялась длительная беседа...