Слово солдата Победы. Выпуск 2Слово солдата Победы. Выпуск 4Слово солдата Победы. Выпуск 5Слово солдата Победы. Выпуск 6Живая память. Выпуск 5Живая память. Выпуск 7Слово солдата Победы. Выпуск 10Слово солдата Победы. Выпуск 11

Живая память. Выпуск 7

ISBN: 5-7030-0974-Х
Год издания: 2008
Количество страниц: 512

В сборнике, посвященном 65-летию Сталинградской битвы, представлены воспоминания, очерки, статьи, интервью, документы, стихи, рассказывающие о героях-воинах Красной Армии и тружениках тыла, защитивших в трудную годину сталинградскую твердыню от гитлеровских захватчиков, разгромившихнемецко-фашистские войска на Волге.

В этом году грядет для нас, участников войны и гвардейцев тыла, всех граждан России, памятная дата - 65-летие Сталинградской битвы. Сталинградская битва... Кто-то из историков сравнивал ее с битвой под Верденом в Первой мировой. Неверно! Верден – крепость, возводимая многие-многие годы для защиты Франции от внешних врагов.

Сталинград же никто и не думал превращать в крепость. Сами советские люди - солдаты, офицеры, генералы, мирные жители стали стеной, утесом на пути немецко-фашистских захватчиков. Сходство лишь в одном: огромных потерях и под Верденом, и под Сталинградом. Однако вернемся к тому, ради чего и пишутся эти строки. В ваших руках, дорогие товарищи, седьмой том серии книг «Живая память», изданный, как и предыдущие, Объединенным Советом ветеранов Союза журналистов России и посвященный, как уже упоминалось, 65-й годовщине Сталинградской битвы.

Седьмой!.. Значит, были и предшествующие ему? Да, были. Трехтомник «Живая память. Великая Отечественная: правда о войне» издан в 1995 году к 50-й годовщине нашей Великой Победы. Через два года из печати вышел четвертый том «Живая память. Ветераны войны и труда: верность Отечеству. 1945-1997». В нем рассказывалось о героическом труде советских людей, в кратчайшие сроки восстановивших разрушенное войной народное хозяйство.

Над всеми этими книгами работали журналисты и писатели. Вот почему свой пятый том мы назвали: «Живая память. Ветераны журналистики: правда о войне».И, наконец, шестой том выпущен в минувшем 2006-м году. Назывался он «Живая память. Нам родная Москва дорога» и посвящался 65-летию Московской битвы.


Живая память. Выпуск 7. Содержание


Свидание с Яблонькой

Царицын, Сталинград, Волгоград ... словом, тот самый город остался позади. Поезд, набрав скорость, резал степь, освещаемую сполохами, что заревом залпового огня.
Не спалось. Перегруженные впечатлениями празднования юбилея победы в Сталинградской битве, куда они ездили от Союза писателей России, отец и Михаил Николаевич молчали. Смотрели в окно. Угадывали изломы родной степи. Михаил Николаевич Алексеев в 1942-м со своим подразделением воевал в этих местах, защищал город. Мой отец - Александр Иванович Коваль-Волков, шестнадцати лет от роду в ту пору, находился в ближнем тылу - там, за Волгой... под грохот канонады обучался в школе младших авиационных специалистов, приобретал специальность воздушного стрелка, после чего, едва ему исполнилось семнадцать, отсюда, из родных степей дошел до Варшавы, Берлина и Праги.
Между праздничными мероприятиями оба успели побывать и на заречном аэродроме, на котором в ходе боев за Сталинград базировался отцовский штурмовой гвардейский авиационный полк, и на бывшей передовой: в балке, где под старой, избитой осколками снарядов и пулями яблоней находилась осыпавшаяся, оплывшая землянка Алексеева.
- Саша, дарю почти библейский сюжет: о вечности, о торжестве жизни над смертью, - нарушил молчание Алексеев и, вспоминая впе-
чатление отца от посещения своего фронтового жилища, попросил: - напиши о ребятах, о яблоньке, она, как нам думалось, уберегла нас от смерти, приняла на себя и нашу долю свинца...
- Понимаешь, - добавил Михаил Николаевич, - в прозе оно не столь звонко получается. Я о том написал новеллу в книжечке "Биография моего блокнота", которую ты когда-то редактировал в библиотечке «Советского воина». И не плохо, по отзывам критиков, я ее сделал. А все не то ... чего-то не хватает. Не удается прописать все это более рельефно, как ни бьюсь: нервы сдают.
На отца все увиденное в те дни действительно произвело большое впечатление... Он, как всегда, не расставался с блокнотом и карандашом. Записывал мысли, которые рано или поздно превращались в стихи, в опоэтизированные образы.
Я с любопытством слушал разговор старших. Вспоминая те несколько новелл, составивших когда-то сборник «Биография моего блок-
нота», пытался уловить их связь со святым писанием и понять: что не так написал Михаил Николаевич и что нового мог сказать о том мой отец. На что он уповал, делая это предложение...
Впрочем, размышлял я о том недолго. Через несколько дней по возвращении в Москву этот разговор позабылся, утонул в будничной
суете. Но не забыл о ней отец. К восьмидесятилетию Михаила Николаевича он написал поэму "Яблонька". Она посвящалась другу к его юбилею:
Ты вся душою нараспашку:
На завязь поменяв цветы -
Нас принимала над овражком
Среди зеленой широты,
В степи, под самым
Сталинградом. ..
Даль, очертанья сохраняя,
Тянула к солнцу зеленя,
На взлобке мирно млело стадо...