Слово солдата Победы. Выпуск 2Слово солдата Победы. Выпуск 4Слово солдата Победы. Выпуск 5Слово солдата Победы. Выпуск 6Живая память. Выпуск 5Живая память. Выпуск 7Слово солдата Победы. Выпуск 10Слово солдата Победы. Выпуск 11

Живая память. Выпуск 7

ISBN: 5-7030-0974-Х
Год издания: 2008
Количество страниц: 512

В сборнике, посвященном 65-летию Сталинградской битвы, представлены воспоминания, очерки, статьи, интервью, документы, стихи, рассказывающие о героях-воинах Красной Армии и тружениках тыла, защитивших в трудную годину сталинградскую твердыню от гитлеровских захватчиков, разгромившихнемецко-фашистские войска на Волге.

В этом году грядет для нас, участников войны и гвардейцев тыла, всех граждан России, памятная дата - 65-летие Сталинградской битвы. Сталинградская битва... Кто-то из историков сравнивал ее с битвой под Верденом в Первой мировой. Неверно! Верден – крепость, возводимая многие-многие годы для защиты Франции от внешних врагов.

Сталинград же никто и не думал превращать в крепость. Сами советские люди - солдаты, офицеры, генералы, мирные жители стали стеной, утесом на пути немецко-фашистских захватчиков. Сходство лишь в одном: огромных потерях и под Верденом, и под Сталинградом. Однако вернемся к тому, ради чего и пишутся эти строки. В ваших руках, дорогие товарищи, седьмой том серии книг «Живая память», изданный, как и предыдущие, Объединенным Советом ветеранов Союза журналистов России и посвященный, как уже упоминалось, 65-й годовщине Сталинградской битвы.

Седьмой!.. Значит, были и предшествующие ему? Да, были. Трехтомник «Живая память. Великая Отечественная: правда о войне» издан в 1995 году к 50-й годовщине нашей Великой Победы. Через два года из печати вышел четвертый том «Живая память. Ветераны войны и труда: верность Отечеству. 1945-1997». В нем рассказывалось о героическом труде советских людей, в кратчайшие сроки восстановивших разрушенное войной народное хозяйство.

Над всеми этими книгами работали журналисты и писатели. Вот почему свой пятый том мы назвали: «Живая память. Ветераны журналистики: правда о войне».И, наконец, шестой том выпущен в минувшем 2006-м году. Назывался он «Живая память. Нам родная Москва дорога» и посвящался 65-летию Московской битвы.


Живая память. Выпуск 7. Содержание


Сталинградское танго

Память. Нас, фронтовиков, на исходе лет все чаще возвращает она к дням проявления советскими людьми, ставшими на борьбу с немецко-фашистскими захватчиками, беззаветного мужества. В то трудное время нам выпало биться за Родину с врагом, обладавшим превосходством по многим параметрам, отстаивать свое право и право будущих поколений на то, чтобы жить без чужеземного диктата и присмотра. Теперь же приходится сражаться за правду о героическом прошлом родной страны, защищать память о доблести тех, кто «не щадя живота своего» бился за указанное право.
Одной из знаменательных вех этой войны, подвергающейся разносторонней фальсификации, стал разгром фашистов под Сталинградом. Но никому не опровергнуть того факта, что именно с этого разгрома война на нашей земле бесповоротно покатилась на Запад. Для значительной части советского юношества тех лет, в том числе для автора этих строк, Сталинград стал отправной точкой фронтовой судьбы.

В конце далекого теперь декабря 1942 года 18-летним лейтенантом вместе с другими выпускниками Гурьевского военно-пехотного училища, первый набор которого комплектовался в основном комсомольцами-добровольцами из Башкирии, я наконец-то оказался на давно желанном фронте. Поезд из Гурьева мчал нас в основном по ночам и, как казалось, неоправданно долго задерживался днем на каких-то окольных путях. Но вот остановка ночью, а на рассвете команда: "Разгружайся!" Высыпав с рюкзаками из теплушек, увидели силуэты окраинных развалин Сталинграда, а над ними вздымающийся дымный чад. То севернее, то северо-западнее города, то в нем самом погромыхивала артиллерия, как бы напоминая каждому из нас услышанные летом минувшего года требования приказа № 227: «Мы должны остановить, а затем отбросить и разгромить врага, чего бы это нам ни стоило». Вспомнилось, как накануне отправки поездом нас, сияющих счастливыми лицами первых выпускников ГВПУ, одетых в новенькую командирскую форму довоенного образца с самодельными рубиновыми кубарями на малиновых петлицах, выстроили во дворе на плацу.
- Дорогие товарищи! - обратился приехавший начальник училища полковник В.П. Старостин. - От имени Родины, партии и правительства поздравляю вас с завершением учебы, с присвоением лейтенантских званий.
Переполненные радостью юные лейтенанты ответили долгим и звонким "Ур-ра!".
- Уже завтра, - продолжил полковник, - все вы отправляетесь в академию!
По рядам раздался гул недоумения. Ведь все уже знали - нас ждут на Сталинградском фронте.
- Да-да, не удивляйтесь. Ибо фронт - это самая высшая, самая лучшая академия! Беспощадно бейте гитлеровских захватчиков. И нигде, никогда не забывайте, что вы - "гурьевцы", первые питомцы нашего училища. Дорожите этим, создавайте и умножайте его боевые традиции. Дорожите званием командиров Красной Армии!..
Через многие десятилетия, при просмотре заинтриговавшего названием телефильма «Курсанты», снова ярко вспыхнули картины того времени, в том числе пребывания в ГВПУ, выпуска и прибытия на фронт. Смотреть начал с большим интересом - кому не любопытно взглянуть на промелькнувшую юность свою, хотя бы и в художественном преломлении? Однако вскоре я был не просто разочарован, а возмущен. Мы проходили учебу как раз в показанное в том сериале время - с февраля по декабрь 1942 года. Учили нас, что называется, на совесть. Учили так, чтобы со знанием дела мы сразу же могли идти в бой. Да не сами по себе, а командуя подчиненными. Учебой загружали с утра до вечера - не до похождений было. Если полевые занятия завершались к вечеру, кое-кто, вместо того чтобы идти в столовую на ужин, прятался под нары, лишь бы поскорее уснуть.
А в показанном телефильме в центре сюжета - воровство и сплошная пьянь, мордобой вперемежку с амурными похождениями. Конечно, и в ГВПУ у кого-то из курсантов негатив, привнесенный с гражданки, иногда прорывался. Случалось, кто-то соблазнялся самоволкой, забредал куда не следует. Но таких строго наказывали и даже отчисляли из училища. Иные же шли на такой «подвиг» умышленно, чтобы поскорее попасть на фронт. В телефильме же «Курсанты» - вымысел на вымысле. И все для того, чтобы исказить облик Красной Армии, лишить ее заслуженного ореола славы, нравственности и гуманизма.
...Несколько затянувшийся, по мнению "гурьевских" лейтенантов, переезд к месту назначения еще больше разжег их стремление поскорее ринуться в бой, чтобы применить на деле полученные в училище знания и навыки, до конца выполнить требования приказа № 227 и заветы начальника училища. Война, однако, имеет свои законы и правила. Какому фронту как называться, куда наступать и кого громить, определяет не всяк по себе, а высшее командование. 1 января 1943 года Сталинградский фронт был переименован в Южный и получил задачу «разгромить противника в нижнем течении Дона, овладеть Батайском, Ростовом, Новочеркасском с целью отрезать немецко-фашистские войска, находившиеся на Северном Кавказе».
В городе Красноармейске, примыкавшим с юга к Сталинграду, нас распределили по армиям. Некоторых направили в переподчиняемые Донскому фронту 62-ю и 64-ю армии. Им под командованием К.К. Рокоссовского выпало добивать взятую в кольцо группировку врага в Сталинграде и его окрестностях. Я оказался в группе, получившей назначение в 28-ю армию, наступавшую теперь от Астрахани через Элисту на Ростов, на левом крыле Южного фронта, которым командовал А.И.Еременко.
Было слегка досадно, что мы оказались не совсем там, где хотелось. Но начальству всегда виднее, кому где быть. Да и что наша досада в сравнении, как узнали позднее, с глубокой обидой А.И.Еременко, что не ему во главе Сталинградского фронта, отстоявшего в оборонительных боях легендарный город, поручили сделать в нем врагу полный карачун!
В составе нашей группы оказались мои друзья еще по учебе в педучилище и средней школе Бирск-городка: Вася Вахромеев и Олег Рыжов, Алмас Юсупов и Рафгат Латыпов, Миша Фитхулин, а также Вася Красильников из Гурьева. Двигались по местам былых боев, где в свое время вынужденно отходили к Волге наши войска, где в панике бежали восвояси румынские горе-завоеватели, где рвалась к окруженным в Сталинграде деблокирующая группировка Манштейна, да обломала зубы о стальную стойкость наших воинов и не прорвалась...