Слово солдата Победы. Выпуск 2Слово солдата Победы. Выпуск 4Слово солдата Победы. Выпуск 5Слово солдата Победы. Выпуск 6Живая память. Выпуск 5Живая память. Выпуск 7Слово солдата Победы. Выпуск 10Слово солдата Победы. Выпуск 11

Живая память. Выпуск 7

ISBN: 5-7030-0974-Х
Год издания: 2008
Количество страниц: 512

В сборнике, посвященном 65-летию Сталинградской битвы, представлены воспоминания, очерки, статьи, интервью, документы, стихи, рассказывающие о героях-воинах Красной Армии и тружениках тыла, защитивших в трудную годину сталинградскую твердыню от гитлеровских захватчиков, разгромившихнемецко-фашистские войска на Волге.

В этом году грядет для нас, участников войны и гвардейцев тыла, всех граждан России, памятная дата - 65-летие Сталинградской битвы. Сталинградская битва... Кто-то из историков сравнивал ее с битвой под Верденом в Первой мировой. Неверно! Верден – крепость, возводимая многие-многие годы для защиты Франции от внешних врагов.

Сталинград же никто и не думал превращать в крепость. Сами советские люди - солдаты, офицеры, генералы, мирные жители стали стеной, утесом на пути немецко-фашистских захватчиков. Сходство лишь в одном: огромных потерях и под Верденом, и под Сталинградом. Однако вернемся к тому, ради чего и пишутся эти строки. В ваших руках, дорогие товарищи, седьмой том серии книг «Живая память», изданный, как и предыдущие, Объединенным Советом ветеранов Союза журналистов России и посвященный, как уже упоминалось, 65-й годовщине Сталинградской битвы.

Седьмой!.. Значит, были и предшествующие ему? Да, были. Трехтомник «Живая память. Великая Отечественная: правда о войне» издан в 1995 году к 50-й годовщине нашей Великой Победы. Через два года из печати вышел четвертый том «Живая память. Ветераны войны и труда: верность Отечеству. 1945-1997». В нем рассказывалось о героическом труде советских людей, в кратчайшие сроки восстановивших разрушенное войной народное хозяйство.

Над всеми этими книгами работали журналисты и писатели. Вот почему свой пятый том мы назвали: «Живая память. Ветераны журналистики: правда о войне».И, наконец, шестой том выпущен в минувшем 2006-м году. Назывался он «Живая память. Нам родная Москва дорога» и посвящался 65-летию Московской битвы.


Живая память. Выпуск 7. Содержание


Пятеро из сотни на снимке

В ту памятную поездку в Волгоград я встретился с ветеранами 95-й дивизии у знаменитого завода "Баррикады", рабочие которого и в дни боев продолжали ремонтировать боевую технику. Ветераны приехали в город на Волге, чтобы отметить очередной юбилей своего соединения. Тогда же в кабинете директора завода увидел я и увеличенный фотоснимок, висевший на стене. Это был подарок ветеранов. А сделан он был 2 февраля 1943 года в Сталинграде, у разрушенных заводских корпусов.
На нем запечатлена добрая сотня, если не более, воинов дивизии полковника Василия Акимовича Горишного. Они только что вышли из своего последнего боя у волжской твердыни. Радостные, возбужденные, ликующие. Ведь одержана великая победа. Последние гитлеровцы из окруженной группировки сложили оружие. И в эту победу 95-я дивизия внесла достойную лепту. Ей было присвоено звание гвардейской, и с той поры она стала именоваться 75-й гвардейской.
А фотоснимок этот стал историческим.
Из воспоминаний Маршала Советского Союза Василия Чуйкова: "В полдень (это уже 20 сентября) командир 95-й дивизии полковник Горишный, докладывая мне обстановку, сказал:
- Если не считать незначительных колебаний фронта на какие-нибудь сто метров в ту или иную сторону, положение на Мамаевом кургане осталось без перемен.
- Учтите, - предупредил я его, - колебания хотя бы и на сто метров могут привести к сдаче кургана...
- Умру, но с Мамаева кургана не отойду! - ответил Горишный".
76 суток воины дивизии бились смертным боем на Мамаевом кургане, затем в районе заводов «Красный Октябрь» и "Баррикады". И вместе с другими соединениями и частями доконали врага...
И мне тогда подумалось: нет ли среди приехавших на очередную встречу ветеранов тех, кто попал в объектив фотоаппарата в тот исторический день 2 февраля 1943 года?
- Есть такие ребята! - ответил старый мой знакомый, москвич, председатель Совета ветеранов дивизии полковник в отставке Борис Пакин. И сразу назвал мне пять фамилий. Тогда же я и взял у этих фронтовиков интервью.

КЛЯТВА

Николай Тарасович Мазница. Живет в Волгограде с 1956 года, после увольнения из армии. Сам уроженец села Песчанки Семипалатинской области.
- В Сталинград приехал после войны, верный клятве, данной 20 сентября 1942 года, - рассказывает ветеран. - Был я тогда двадцатилетним лейтенантом. Пока добрались до вершины высоты 102,0 - это Мамаев курган, - рота потеряла 42 человека. В минуту затишья оставшиеся бойцы поклялись, кто останется жив, после победы будет жить только в Сталинграде. А бой жестокий продолжался. Возле моего окопа 26 сентября разорвалась вражеская бомба, меня ранило и засыпало землей. На следующий день товарищи откопали, забрали документы и поташили к месту захоронения. Тут очередная бомбежка, меня бросили на поверхности, и взрывной волной тряхнуло так, что я пришел в сознание. После бомбежки много было смеха. Потом был медсанбат. Подлечившись, я снова вернулся в боевой строй. Теперь часто бываю на Мамаевом кургане, вспоминаю своих боевых друзей. На кургане, на участке № 26, мы посадили дубки в память о погибших воинах нашей дивизии...

НЕ ЗАБУДЕШЬ!

- Самое памятное для меня из сталинградских дней - это прием в комсомол на Мамаевом кургане, - говорит москвич Василий Иванович Кулаков. - Был я тогда командиром орудия. После одного жаркого боя политрук говорит: "Ну, Кулаков, артиллерист из тебя получился отменный, бьешь фашистов здорово. Пора и в комсомол вступать". А я еше на левом берегу Волги заявление сочинил. На кургане и билет мне вручили. С этим комсомольским билетом все дни боев в городе бил гитлеровцев прямой наводкой.
- В Сталинграде получил и первый орден, - продолжает ветеран.
- Это за бой у завода «Красный Октябрь». В тот день фашисты яростно рвались к Волге. Ни на минуту не стихали бомбежки, вражеские артобстрелы. Мое орудие стояло недалеко от заводской трубы. На нас двигались танки и бронемашины. Мы встречали их огнем. На орудийном стволе горела краска от интенсивной стрельбы, но мы не отрывались от пушки и прямой наводкой отражали атаку за атакой. Часть расчета вышла из строя. Погиб наводчик Пушков. Нас осталось трое: Берошвили, Колесов и я. Уже горело несколько вражеских машин, а гитлеровцы все прут и прут. Но мы отразили натиск, выстояли. И таких жарких дней было много. Последние схватки - это в районе завода "Баррикады". Потом, это уже в первые дни февраля, гитлеровцы сотнями и тысячами выползали из развалин и сдавались в плен. Голодные и жалкие. Пришлось давать им хлеб из своих солдатских запасов...
А было тогда старшему сержанту Кулакову восемнадцать лет. Свой боевой поход он закончил на Эльбе в мае 1945 года.

НЕ ВЕДАЯ СТРАХА

«В дивизии Горишного осталось совсем мало людей, но они продолжали драться». Этими словами из воспоминаний генерала Чуйкова начал свой рассказ Иван Васильевич Василенко, в дни битвы начальник штаба стрелкового батальона, 19-летний лейтенант.
- Стояли насмерть, - говорит он. - Уже седьмые сутки наш батальон вел кровопролитный бой на Мамаевом кургане. Ни днем, ни ночью не прекрашалось сражение. Бойцы устали без сна, без еды...