Слово солдата Победы. Выпуск 2Слово солдата Победы. Выпуск 4Слово солдата Победы. Выпуск 5Слово солдата Победы. Выпуск 6Живая память. Выпуск 5Живая память. Выпуск 7Слово солдата Победы. Выпуск 10Слово солдата Победы. Выпуск 11

Живая память. Выпуск 7

ISBN: 5-7030-0974-Х
Год издания: 2008
Количество страниц: 512

В сборнике, посвященном 65-летию Сталинградской битвы, представлены воспоминания, очерки, статьи, интервью, документы, стихи, рассказывающие о героях-воинах Красной Армии и тружениках тыла, защитивших в трудную годину сталинградскую твердыню от гитлеровских захватчиков, разгромившихнемецко-фашистские войска на Волге.

В этом году грядет для нас, участников войны и гвардейцев тыла, всех граждан России, памятная дата - 65-летие Сталинградской битвы. Сталинградская битва... Кто-то из историков сравнивал ее с битвой под Верденом в Первой мировой. Неверно! Верден – крепость, возводимая многие-многие годы для защиты Франции от внешних врагов.

Сталинград же никто и не думал превращать в крепость. Сами советские люди - солдаты, офицеры, генералы, мирные жители стали стеной, утесом на пути немецко-фашистских захватчиков. Сходство лишь в одном: огромных потерях и под Верденом, и под Сталинградом. Однако вернемся к тому, ради чего и пишутся эти строки. В ваших руках, дорогие товарищи, седьмой том серии книг «Живая память», изданный, как и предыдущие, Объединенным Советом ветеранов Союза журналистов России и посвященный, как уже упоминалось, 65-й годовщине Сталинградской битвы.

Седьмой!.. Значит, были и предшествующие ему? Да, были. Трехтомник «Живая память. Великая Отечественная: правда о войне» издан в 1995 году к 50-й годовщине нашей Великой Победы. Через два года из печати вышел четвертый том «Живая память. Ветераны войны и труда: верность Отечеству. 1945-1997». В нем рассказывалось о героическом труде советских людей, в кратчайшие сроки восстановивших разрушенное войной народное хозяйство.

Над всеми этими книгами работали журналисты и писатели. Вот почему свой пятый том мы назвали: «Живая память. Ветераны журналистики: правда о войне».И, наконец, шестой том выпущен в минувшем 2006-м году. Назывался он «Живая память. Нам родная Москва дорога» и посвящался 65-летию Московской битвы.


Живая память. Выпуск 7. Содержание


Ночной бой

Командующий 8-й воздушной армией генерал Тимофей Тимофеевич Хрюкин, выслушав доклад командира 181-го истребительного авиационного полка майора Г орева, переспросил:
- Значит, днем фашисты уже боятся летать?
- По крайней мере, воздушный мост у них уже без перил. Своим полком мы четырнадцать машин завалили в первый день.
- А ночью они, наверно, берут свое?
Ответить Николай Дмитриевич не успел. Со стороны Сталинграда, окруженного нашими войсками, послышался далекий и надрывный гул моторов. "Да, вот они, - с досадой сказал кто-то, - появляются, как только начинает темнеть".
Беда была в том, что в полку лишь два летчика могли летать в ночных условиях. Сначала формировались, потом получали новые самолеты Ла-5, затем осваивали их. Времени на полеты по приборам война не отпустила. Многие летчики даже в училищах не успели закончить полный курс обучения. Самым опытным среди них оказался командир полка.
...Фамилия летчика Горева перед войной гремела на всю страну. Газеты писали о его перелете из Москвы в Хабаровск. По радио рассказывали о скоростном рекорде летчика Горева.
Но перед самой войной в его судьбу вмешались врачи. Смотрели, слушали, просвечивали, качали головами и дали заключение: «К летной работе не годен». Не успел домой приехать - война. По радио еще передавали сообщение, а Горев уже собирал вещи в чемодан. "Куда теперь?" - спросила жена. «Летать», - ответил он. «Так ты же не годен. Черным по белому написано». - «Там, мать, есть оговорка: «в мирное время», - сказал он.
Сменив форму гражданского летчика на армейское обмундирование, Николай Горев стал помощником командира эскадрильи в 134-м бомбардировочном полку. Вражеские пули и осколки не миновали его. Первое ранение из строя не вывело. Но вторая рана оказалась тяжелой. Был направлен в армейский госпиталь, а потом в Ессентуки. Южное солнце помогло встать на ноги. И снова - на фронт. Бывший бомбардировщик стал командиром штурмового полка. Летать выпало на знаменитых Ил-2.
Один из полетов запомнился Гореву на всю жизнь. Небольшой группой совершили налет на вражеский аэродром в Ячневом Колодце. Первый заход оказался внезапным для фашистов. На аэродроме кострами запылали подожженные самолеты. Второй пришлось выполнять в огне. Целая стая истребителей противника со всех сторон набросилась на четверку штурмовиков. А отбиваться нечем: стрелков-радистов на самолетах первой серии не было. Вот уже один Ил-2 круто свалился на крыло и протаранил стоянку бомбардировщиков. А тут ведомый начал отставать. Видно, пулей или осколком был поврежден мотор. Пришлось пропустить его вперед, чтобы прикрыть сзади от неминуемой гибели.
Первая вражеская очередь полоснула по хвостовому оперению. Будто крупные градины ударили по обшивке. Горев, действуя ручкой управления и педалями, резко маневрировал, все время находясь позади ведомого. Второй очередью гитлеровец продырявил крыло штурмовика. В кабине запахло гарью. Но Николай Дмитриевич не думал об опасности. Его беспокоило одно: сумеет ли ведомый перетянуть линию фронта?
В горячке боя он чуть не закричал "Ура!", когда увидел, что ведомый все-таки перетянул линию фронта и приземлился в районе своих окопов. Теперь можно бросить машину вниз и бреющим полетом по лесным просекам, по балкам и овратам попытаться оторваться от преследователей. И аэродром был совсем рядом. Чуть расслабившись, Горев взял штурвал на себя и начал заход на посадку. Но в этот момент пара вражеских истребителей появилась слева. Они стремительно наститали ето. Что делать? Уйти уже не удастся. Скорость мала. К тому же рули слушаются плохо.
...Очередь снова пришлась по левому крылу. Но неожиданно один из истребителей оказался совсем рядом, за толщей остекления Горев увидел самодовольное лицо фашиста. И даже не разумом, а скорее инстинктивно он нашел остроумное и спасительное решение. Почти одновременно выпустив шасси и щитки, погасил скорость так, что уже оба вражеских самолета оказались впереди. Чуть довернув машину, Николай Дмитриевич нажал гашетку. Он видел, как огненная струя перечеркнула темный силуэт, заметил дымный след. С трудом выровняв машину, Горев посадил ее довольно мягко. Но штурмовик сразу же повело вправо: левое крыло, прошитое несколькими очередями, при ударе о землю отвалилось. ..
Не успев выйти из кабины, Горев узнал, что за его боем и за посадкой наблюдал командующий армией. Пожав руку командиру полка, он отступил назад:
- Дай-ка я на тебя посмотрю. Это же надо! Штурмовик двух истребителей оставил в дураках.
Генерал Хрюкин повернулся к одному из сопровождавших его офицеров и сказал:
- У нас нет командира в 181-м истребительном полку. Почему бы не назначить туда Горева?
- Так... штурмовик ведь...