Слово солдата Победы. Выпуск 2Слово солдата Победы. Выпуск 4Слово солдата Победы. Выпуск 5Слово солдата Победы. Выпуск 6Живая память. Выпуск 5Живая память. Выпуск 7Слово солдата Победы. Выпуск 10Слово солдата Победы. Выпуск 11

Живая память. Выпуск 7

ISBN: 5-7030-0974-Х
Год издания: 2008
Количество страниц: 512

В сборнике, посвященном 65-летию Сталинградской битвы, представлены воспоминания, очерки, статьи, интервью, документы, стихи, рассказывающие о героях-воинах Красной Армии и тружениках тыла, защитивших в трудную годину сталинградскую твердыню от гитлеровских захватчиков, разгромившихнемецко-фашистские войска на Волге.

В этом году грядет для нас, участников войны и гвардейцев тыла, всех граждан России, памятная дата - 65-летие Сталинградской битвы. Сталинградская битва... Кто-то из историков сравнивал ее с битвой под Верденом в Первой мировой. Неверно! Верден – крепость, возводимая многие-многие годы для защиты Франции от внешних врагов.

Сталинград же никто и не думал превращать в крепость. Сами советские люди - солдаты, офицеры, генералы, мирные жители стали стеной, утесом на пути немецко-фашистских захватчиков. Сходство лишь в одном: огромных потерях и под Верденом, и под Сталинградом. Однако вернемся к тому, ради чего и пишутся эти строки. В ваших руках, дорогие товарищи, седьмой том серии книг «Живая память», изданный, как и предыдущие, Объединенным Советом ветеранов Союза журналистов России и посвященный, как уже упоминалось, 65-й годовщине Сталинградской битвы.

Седьмой!.. Значит, были и предшествующие ему? Да, были. Трехтомник «Живая память. Великая Отечественная: правда о войне» издан в 1995 году к 50-й годовщине нашей Великой Победы. Через два года из печати вышел четвертый том «Живая память. Ветераны войны и труда: верность Отечеству. 1945-1997». В нем рассказывалось о героическом труде советских людей, в кратчайшие сроки восстановивших разрушенное войной народное хозяйство.

Над всеми этими книгами работали журналисты и писатели. Вот почему свой пятый том мы назвали: «Живая память. Ветераны журналистики: правда о войне».И, наконец, шестой том выпущен в минувшем 2006-м году. Назывался он «Живая память. Нам родная Москва дорога» и посвящался 65-летию Московской битвы.


Живая память. Выпуск 7. Содержание


К Сталинграду

4 декабря 1942 года я получил предписание Военного совета 65-й армии вступить в командование 252-й стрелковой дивизией. Прибыл принимать дивизию в ночь на 5 декабря и застал ее командира, гвардии полковника Шехтмана, в маленькой земляночке, поспешно вырытой на склоне какого-то оврага. Прием произведен за несколько часов: боевой порядок частей принят по карте, личный состав - по ведомости на 5 декабря, вооружение и материально-техническое обеспечение - по устным докладам командующего артиллерией полковника Соловьева и заместителя командира дивизии по тылу майора Кузнецова.
Донеся о приеме дивизии Военному совету армии, я использовал остаток ночи, чтобы пройти по ближайшим подразделениям, расположенным в районе командного пункта, и узнать, как живут и о чем думают бойцы и офицеры. В одном из окопов у ручного пулемета покуривал в рукав боец.
- Как настроение? - спрашиваю.
- Боевое, товарищ полковник! Наша дивизия успешно наступала от Клетской. Теперь скорее бы добить врага в самом Сталинграде.
- Как с питанием, табаком?
- Курево есть, а вот горячая пища - не всегда, а чаек - и подавно.
В ходе дальнейших бесед с командирами и бойцами выяснилось, что стрелковые роты и батальоны понесли ощутимые потери, многие станковые и ручные пулеметы выведены из строя и сданы в тылы полков. Плохо были налажены разведка и наблюдение за противником на переднем крае. Несколько лучшее положение было в артиллерийских подразделениях.
Весь день 5 декабря также был посвящен обходу командных пунктов батальонов и полков первого эшелона.
Обходя полковые участки, я обратил внимание и на то, что гитлеровцы днем и даже ночью, освещая поле боя ракетами, вели огонь из станковых пулеметов. Наши позиции на огонь врага, как правило, не отвечали. На мой вопрос: "Почему не стреляете?" - пулеметчики обычно ссылались на отсутствие приказа.
Командование дивизии решило собрать партийный актив, чтобы срочно мобилизовать всех воинов на повышение боеготовности частей и подразделений. За эту работу энергично взялись парторганизации под руководством политотдела дивизии.
По строевой линии мной был отдан приказ.
"Заместителю командира дивизии по тылу, - говорилось в нем, - организовать три раза в день регулярную доставку горячей пищи и чая во все подразделения, вплоть до переднего окопа. Используя временную передышку в боевых действиях дивизии, в течение ближайших двух-трех дней в полках первого и второго эшелонов отрыть окопы и траншеи, хотя бы для стрельбы с колена. Командирам полков в течение 48 часов отремонтировать все станковые и ручные пулеметы, требующие ремонта, укомплектовать их расчетами. На каждый выстрел врага по нашим позициям отвечать двумя-тремя выстрелами, добиваясь выполнения основного правила боя - последний выстрел по противнику должен быть нашим. Заместителю командира дивизии по тылу и начальнику медслужбы обойти боевые порядки полков, провести необходимый осмотр воинов и организовать помывку людей в бане".
Вместе с заместителем командира дивизии по политчасти полковником Б.И. Бириным мы побывали в медсанбате дивизии, побеседовали с ранеными и особо отличившихся в боях представили к наградам.
12 декабря наши полки, совершив марш из района станицы Песковатка в район хутора Илларионовский, вошли в состав 21-й армии, сменили части 293-й стрелковой дивизии и заняли полосу ее обороны. Боевые порядки дивизии располагались на открытой, ровной местности у подножия сильно укрепленных противником пяти курганов. Немцы сидели на этих курганах довольно прочно.
Произведя рекогносцировку и оценив сложившуюся боевую обстановку, я пришел к выводу, что дивизия понесет неоправданно большие потери, если эти курганы не будут нами взяты, так как немцы с них хорошо просматривали все расположение нашей обороны. При движении даже одиночных людей они открывали огонь.
На совещании с командирами стрелковых подразделений и артиллерийских частей поддержки был выработан смелый и простой план атаки пяти курганов. Он состоял в следующем: ночью на лыжах выкатить для стрельбы прямой наводкой дивизион 76-миллиметровых пушек и с рассветом, после 30-минутного артналета по засеченным огневым точкам противника, пехоте атаковать курганы. Одновременно заградительным артиллерийским и минометным огнем по восточным скатам курганов воспрепятствовать немцам перебросить сюда свои резервы.
С этим планом я и поехал к командующему 21-й армией гвардии генерал-майору И.М. Чистякову, в штаб которого были вызваны все
командиры дивизий, входивших в нее. Совещание началось с доклада комдивов о положении на их участках. Я докладывал последним:
- Необходимо как можно быстрее выбить врага из траншей, расположенных в районе пяти курганов. Прошу разрешить мне сделать это. Внимательно выслушав всех командиров дивизий, командарм приказал:
- Всем дивизиям, за исключением 252-й, активно вести боевую разведку на своих участках с обязательным захватом пленных...