Слово солдата Победы. Выпуск 2Слово солдата Победы. Выпуск 4Слово солдата Победы. Выпуск 5Слово солдата Победы. Выпуск 6Живая память. Выпуск 5Живая память. Выпуск 7Слово солдата Победы. Выпуск 10Слово солдата Победы. Выпуск 11

Живая память. Выпуск 7

ISBN: 5-7030-0974-Х
Год издания: 2008
Количество страниц: 512

В сборнике, посвященном 65-летию Сталинградской битвы, представлены воспоминания, очерки, статьи, интервью, документы, стихи, рассказывающие о героях-воинах Красной Армии и тружениках тыла, защитивших в трудную годину сталинградскую твердыню от гитлеровских захватчиков, разгромившихнемецко-фашистские войска на Волге.

В этом году грядет для нас, участников войны и гвардейцев тыла, всех граждан России, памятная дата - 65-летие Сталинградской битвы. Сталинградская битва... Кто-то из историков сравнивал ее с битвой под Верденом в Первой мировой. Неверно! Верден – крепость, возводимая многие-многие годы для защиты Франции от внешних врагов.

Сталинград же никто и не думал превращать в крепость. Сами советские люди - солдаты, офицеры, генералы, мирные жители стали стеной, утесом на пути немецко-фашистских захватчиков. Сходство лишь в одном: огромных потерях и под Верденом, и под Сталинградом. Однако вернемся к тому, ради чего и пишутся эти строки. В ваших руках, дорогие товарищи, седьмой том серии книг «Живая память», изданный, как и предыдущие, Объединенным Советом ветеранов Союза журналистов России и посвященный, как уже упоминалось, 65-й годовщине Сталинградской битвы.

Седьмой!.. Значит, были и предшествующие ему? Да, были. Трехтомник «Живая память. Великая Отечественная: правда о войне» издан в 1995 году к 50-й годовщине нашей Великой Победы. Через два года из печати вышел четвертый том «Живая память. Ветераны войны и труда: верность Отечеству. 1945-1997». В нем рассказывалось о героическом труде советских людей, в кратчайшие сроки восстановивших разрушенное войной народное хозяйство.

Над всеми этими книгами работали журналисты и писатели. Вот почему свой пятый том мы назвали: «Живая память. Ветераны журналистики: правда о войне».И, наконец, шестой том выпущен в минувшем 2006-м году. Назывался он «Живая память. Нам родная Москва дорога» и посвящался 65-летию Московской битвы.


Живая память. Выпуск 7. Содержание


Штурм одного дома

Под прикрытием артиллерийского и минометного огня гвардейцы стремительной атакой с флангов продвинулись вперед и захватили два дома. Но соседнее здание немцы упорно держали в своих руках.
Этот Четырехэтажный дом внешне ничем не отличался от других. В нем так же выбиты окна и сорваны двери, в стенах зияют просветы от снарядов и бомб. Вместо крыши виднелись бесформенно нагроможденные балки и стропила, остатки кровельного железа, скрежеща от ветра, бились о стены. Дом стоял израненный и закопченный, как весь город. С верхних этажей можно было обозревать несколько прилегающих улиц, кварталов, окрестные здания и даже часть видневшейся вдали Волги. Сейчас, когда наши продвинулись вперед, дом врезался в нашу оборону, словно острие кинжала.
Немцы, понимая значение этого здания, господствуюшего над местностью, превратили его в опорный пункт. Подступы к нему были заминированы и укреплены, до десяти артиллерийских и минометных батарей прикрывали дом. При попытке атаковать этот опорный пункт фашисты выпускали сотни снарядов и мин на участок протяжением не более 200 метров. Каждый шаг к дому поливался свинцовым ливнем и градом осколков.
Командир наступающей роты гвардии старший лейтенант Наумов приказал бойцам зарыться в землю и вызвал к себе командира отделения гвардии сержанта Макарова. Он был известен хваткой, смекалкой, воинским мастерством, ему доверяли самые ответственные задания.
- Брать в лоб этот дом не будем, - сказал командир роты сержанту.
- Подступы к нему открытые и пристрелянные. Терять напрасно людей я не намерен. Противника надо перехитрить и взять дом без потерь.
Старший лейтенант подробно изложил свои замыслы Макарову, отделению которого выпадала самая ответственная часть штурма здания. Вечером Макаров выдвинулся вперед и замаскировался в развалинах постройки. Отсюда ему были видны расположение огневых точек противника, их число и подходы к зданию. Наши вели огонь по дому, немцы отвечали. Целые сутки следил Макаров за поведением немецкого гарнизона, засевшего в доме. Когда сержант возвратился к командиру роты, он смог не только доложить данные наблюдения, но и предложить свой план операции.
- Днем и ночью немцы ведут огонь с двух сторон, а утром часть гарнизона уходит по ходам сообщения на отдых, - рассказывал Макаров, - и лишь небольшая группа немцев остается на третьем этаже. В утренние часы дом с тыловой стороны не охраняется. Это время для нас самое удобное. Дом надо брать как раз с этой стороны и небольшой группой, чтобы не обнаружить себя.
- План одобряю, - сказал Наумов. - Командовать группой захвата поручаю вам.
На рассвете восемь гвардейцев во главе с Макаровым, нагрузившись гранатами и патронами, поползли к дому. Они медленно продвигались вперед, преодолевая развалины, воронки. Оставалось 20 метров открытого места. Дом молчал, на этом участке было затишье. Макаров посмотрел на бойцов. Они спокойно ждали сигнала командира.
Он встал, безмолвно махнул рукой и бросился к дому. Полы его шинели развевались по ветру, семь бойцов бежали сзади. Вот они у дома. С третьего этажа торопливо застучал автомат. Но было уже поздно. У самого фундамента - траншея. Гвардейцы - в нее. Она ведет к подъезду.
Ворвались в коридор. Лестница на второй этаж снизу разрушена, но, подпрыгнув, на нее можно взобраться. Сержант приказывает Абакумову и Кузину остаться охранять подъезд и следить, чтобы немцы не подошли к дому по ходу сообщения, а сам стремительно взбирается на лестницу. За ним - пять гвардейцев. Над головами слышится стук сапог. Немцы сбегают с верхних этажей; они уже в коридоре второго этажа.
В фашистов летят две гранаты. Все заволакивается дымом и белесой пылью от осыпавшейся штукатурки, слышатся стоны, вопль. В дыму трудно что-либо разглядеть. Но гвардейцы спешат. С площадки лестницы они врываются в коридор второго этажа. В полутьме, натыкаясь на трупы, бойцы различают двери направо и налево. Из правой резанул автомат. Макаров с бойцами скрываются в левые двери и через коридор бросают гранату. Автомат смолк.
Наступила тишина. Макаров огляделся. Комнаты здесь соединялись дверями и проломами в стенах. В комнате, прилегающей к лестничной клетке, не было потолка и пола: бомба прошла через все четыре этажа. В просвет виднелись Абакумов и Кузин, с ними можно было переговариваться.
Левая сторона дома, где засели гвардейцы, обращена в сторону немецких позиций. Остатки немецкого гарнизона, занимавшие противоположную сторону здания, контролировали подходы нашей роты. Макаров, опасаясь подброски подкрепления немцев, поручил Черноголову вести наблюдение за ходами сообщения, идущими из вражеского тыла к дому, остальным бойцам приказал укрепляться и баррикадировать вход.
Но вскоре фортификационные работы пришлось оставить: к дому по ходам сообщений бежали немцы. Восемь автоматов и несколько гранат преградили им путь. Ожил и немецкий гарнизон: гвардейцам пришлось отражать атаки с двух сторон. Фашисты откатились, и «соседи» по дому приутихли, вылазки в коридор прекратились...