Слово солдата Победы. Выпуск 2Слово солдата Победы. Выпуск 4Слово солдата Победы. Выпуск 5Слово солдата Победы. Выпуск 6Живая память. Выпуск 5Живая память. Выпуск 7Слово солдата Победы. Выпуск 10Слово солдата Победы. Выпуск 11

Живая память. Выпуск 7

ISBN: 5-7030-0974-Х
Год издания: 2008
Количество страниц: 512

В сборнике, посвященном 65-летию Сталинградской битвы, представлены воспоминания, очерки, статьи, интервью, документы, стихи, рассказывающие о героях-воинах Красной Армии и тружениках тыла, защитивших в трудную годину сталинградскую твердыню от гитлеровских захватчиков, разгромившихнемецко-фашистские войска на Волге.

В этом году грядет для нас, участников войны и гвардейцев тыла, всех граждан России, памятная дата - 65-летие Сталинградской битвы. Сталинградская битва... Кто-то из историков сравнивал ее с битвой под Верденом в Первой мировой. Неверно! Верден – крепость, возводимая многие-многие годы для защиты Франции от внешних врагов.

Сталинград же никто и не думал превращать в крепость. Сами советские люди - солдаты, офицеры, генералы, мирные жители стали стеной, утесом на пути немецко-фашистских захватчиков. Сходство лишь в одном: огромных потерях и под Верденом, и под Сталинградом. Однако вернемся к тому, ради чего и пишутся эти строки. В ваших руках, дорогие товарищи, седьмой том серии книг «Живая память», изданный, как и предыдущие, Объединенным Советом ветеранов Союза журналистов России и посвященный, как уже упоминалось, 65-й годовщине Сталинградской битвы.

Седьмой!.. Значит, были и предшествующие ему? Да, были. Трехтомник «Живая память. Великая Отечественная: правда о войне» издан в 1995 году к 50-й годовщине нашей Великой Победы. Через два года из печати вышел четвертый том «Живая память. Ветераны войны и труда: верность Отечеству. 1945-1997». В нем рассказывалось о героическом труде советских людей, в кратчайшие сроки восстановивших разрушенное войной народное хозяйство.

Над всеми этими книгами работали журналисты и писатели. Вот почему свой пятый том мы назвали: «Живая память. Ветераны журналистики: правда о войне».И, наконец, шестой том выпущен в минувшем 2006-м году. Назывался он «Живая память. Нам родная Москва дорога» и посвящался 65-летию Московской битвы.


Живая память. Выпуск 7. Содержание


"Правда" - фронт - "Правда"

Я давно думаю о том, что человек, который в 1942 году защищал Сталинград, чем-то должен отличаться от всех других людей. Понимаю, там тоже были люди разные. Но все равно - ищу в сталинградцах особенные черты. И, к счастью, нахожу.
Вот мой старший товарищ по "Правде" Александр Васильевич Пахомов. Мы знакомы без малого сорок лет. Не один пуд соли вместе съели за эти годы, в разных переделках бывали, поэтому могу сказать уверенно: надежный человек. Для друзей. Для газеты. Для Родины.
А где выковывалась стальная эта надежность? Да больше всего, наверное, там, в Сталинграде.

УШЕЛ НА ВОЙНУ ДОБРОВОЛЬЦЕМ

Лето нынче жаркое. Он заходит, и я сразу предлагаю:
- Водички? Кваску?
- Нет, воздержусь. Больше пьешь - больше хочется. Соль вымываешь, а она влагу в организме держит. Нас так учили шестьдесят лет назад.
Тогда еще жарче было в сталинградских степях. Невыносимый для москвича зной, в котором надо делать марш-броски по полсотни километров. Скатка шинели через плечо, полное солдатское снаряжение. Их дивизию бросают наперерез немцам, которые стремятся форсировать Дон и рвутся к Волге. То в одном месте, то в другом.
- Как вы попали под Сталинград, Александр Васильевич?
- Война привела.
Они, ребята из типографии «Правды», пришли в тот солнечный воскресный день на свой стадион возле зоопарка на соревнования и вдруг услышали по радио это слово - война! Все друзья тут же решили: идем на фронт добровольцами. И написали заявления в свои военкоматы.
Впрочем, как классного специалиста и комсомольского секретаря его не сразу отпустили. Директор издательства сказал, что он нужен здесь, что на него бронь. Пришлось писать второе заявление - аж в ЦК комсомола.
Ответ пришел 22 июля. А накануне, ночью, немецкие самолеты первый раз бомбили Москву. И среди первых объектов - «Правда». Секретарь комсомольской организации издательства Александр Пахомов, отстаивая вместе с товарищами едва не загоревшийся новый типографский корпус и мастерские, где вспыхнувший было пожар пришлось тушить, еще раз сказал себе: я должен быть на фронте, чтобы они не прилетали сюда.
Дома оставалась жена Шура, ожидавшая ребенка. Самые главные его слова при прощании были такие: "Ты не волнуйся, немцев в Москву не пустим".

ИСПЬІТАНИЕ НА ВЬІНОСЛИВОСТЬ

Но прежде чем попасть на фронт, была основательная боевая учеба. Пахомову предстояло служить в десантных частях, которые называли «золотым резервом Сталина». И подготовка к будущим сложнейшим заданиям включала не только 25 прыжков с парашютом, не только тонкости борьбы в тылу врага, но и многокилометровые переходы, ставшие для него настоящей школой выносливости.
Вот что сразу же особенно пригодилось на подступах к Сталинграду, куда летом 1942-го их полк срочно бросили в составе 35-й гвардейской стрелковой дивизии, чтобы задержать лавину немцев.
- Страшнейшая жара, - вспоминает он, - а на тебе скатка шинели, каска, автомат, противогаз, сапернаялопатка, гранаты, патроны, НЗ, то есть необходимый запас продуктов, свои какие-то вещички, кружка, ложка, котелок... И вот ты идешь нагруженный, как верблюд, раскаленное марево и сухая пыль кругом - рот и нос забивает, а ты к тому же всю ночь не спал. До того доходило, что на ходу засыпаешь и уходишь в сторону от строя, хотя строй тут, ясно, понятие относительное...
В таком состоянии пришлось им вступать к первые бои с немецкими танками. Потом - с пехотой. А потом началась у него, назначенного политруком взвода пешей разведки, и работа «по специальности».
Понятно, что разведка - дело крайне трудное и опасное. Например, пробраться во вражеское расположение, чтобы тебя никто не заметил, и взять «языка». У него были очень серьезные операции, забыть которые, конечно же, невозможно. И Пахомов помнит многие подробности, по именам и фамилиям помнит боевых товарищей, совершавших, казалось бы, невозможное.
За одну из таких операций (он сам расскажет про нее в своих воспоминаниях, которые публикуются в этой книге) ему вручили первую боевую награду. Самую дорогую - медаль "За отвагу".

В ОКОПАХ И ПОД БОМБАМИ

А я особенно подробно расспрашиваю его про то, каков был сталинградский военный быт, и про то, что он тогда думал и чувствовал. - Где жили-то, Александр Васильевич? Что ели?
- Жили в окопах, выдолбишь ячейку - в ней живешь. Земля там тяжелейшая, не угрызешь, как говорится. Киркой долбить приходилось. А ели... Всяко бывало. Когда подводила переправа с левого берега (обстрел же шел жуткий!), так и на сухарях приходилось по нескольку дней сидеть. Если сварить удавалось, то кашу из концентратов.
Пахомов называет «места своего тогдашнего проживания» в сталинградских пригородах, врезавшиеся в память навсегда: Воропоново, Ельшанка, балка Купоросная, элеватор, лесозавод... Здесь шли упорные, кровопролитные бои. Враг давил их к центру города, а они, сопротивляясь, отстаивали каждую пядь...