Слово солдата Победы. Выпуск 2Слово солдата Победы. Выпуск 4Слово солдата Победы. Выпуск 5Слово солдата Победы. Выпуск 6Живая память. Выпуск 5Живая память. Выпуск 7Слово солдата Победы. Выпуск 10Слово солдата Победы. Выпуск 11

Живая память. Выпуск 7

ISBN: 5-7030-0974-Х
Год издания: 2008
Количество страниц: 512

В сборнике, посвященном 65-летию Сталинградской битвы, представлены воспоминания, очерки, статьи, интервью, документы, стихи, рассказывающие о героях-воинах Красной Армии и тружениках тыла, защитивших в трудную годину сталинградскую твердыню от гитлеровских захватчиков, разгромившихнемецко-фашистские войска на Волге.

В этом году грядет для нас, участников войны и гвардейцев тыла, всех граждан России, памятная дата - 65-летие Сталинградской битвы. Сталинградская битва... Кто-то из историков сравнивал ее с битвой под Верденом в Первой мировой. Неверно! Верден – крепость, возводимая многие-многие годы для защиты Франции от внешних врагов.

Сталинград же никто и не думал превращать в крепость. Сами советские люди - солдаты, офицеры, генералы, мирные жители стали стеной, утесом на пути немецко-фашистских захватчиков. Сходство лишь в одном: огромных потерях и под Верденом, и под Сталинградом. Однако вернемся к тому, ради чего и пишутся эти строки. В ваших руках, дорогие товарищи, седьмой том серии книг «Живая память», изданный, как и предыдущие, Объединенным Советом ветеранов Союза журналистов России и посвященный, как уже упоминалось, 65-й годовщине Сталинградской битвы.

Седьмой!.. Значит, были и предшествующие ему? Да, были. Трехтомник «Живая память. Великая Отечественная: правда о войне» издан в 1995 году к 50-й годовщине нашей Великой Победы. Через два года из печати вышел четвертый том «Живая память. Ветераны войны и труда: верность Отечеству. 1945-1997». В нем рассказывалось о героическом труде советских людей, в кратчайшие сроки восстановивших разрушенное войной народное хозяйство.

Над всеми этими книгами работали журналисты и писатели. Вот почему свой пятый том мы назвали: «Живая память. Ветераны журналистики: правда о войне».И, наконец, шестой том выпущен в минувшем 2006-м году. Назывался он «Живая память. Нам родная Москва дорога» и посвящался 65-летию Московской битвы.


Живая память. Выпуск 7. Содержание


Воевала и Волга-река...

Из волжского городка Пучежа перед Днем Победы позвонил мне Сергей Иванович Антонов, отставной полковник, мой одногодок, с которым мы вместе работали судомотористами на самоходной барже «Якутия». В начале войны нас, школьников-комсомольцев, мобилизовали в речной флот вместо взрослых, ушедших на фронт. Для многих речников была бронь, но отчаянные волгари находили "лазейки" в военкоматах и спешили сражаться с врагом, хотя на Волге тоже была война, великая река России тоже воевала. Поздравляя меня с праздником, Антонов часто повторял слова: "А помнишь, а помнишь?" Я чувствовал, как тяжело дышит он с трубку, и словно видел слезы на его щеках: ...два ранения у Сергея Ивановича или просто Сережи - так я называл его в молодости, да и сейчас называю...
- В Костроме побывал, заезжал в Чернопенье, - рассказывал Антонов. - Постоял у могилки... Там все старшие Красильниковы похоронены и наш капитан «Якутии»... Посидели, помянули... Племянник у меня здесь осел, дом новый срубил...
Село Чернопенье считается родиной волжских речников, особенно капитанов. Алексей Михайлович Красильников - самый знаменитый, орденоносец. Слово "орденоносец" до войны звучало гордо. Тогда даже награжденных медалями встречали на станциях и полустанках с почетом. А тут орден...
Когда мы с Серегой пришли на самоходку, судно загружалось зерном у Куйбышевского элеватора. Красильников встретил нас серьезно, как взрослых. Высокий, подтянутый, в речном кителе, он был похож на военного. Прочитав направление, в котором сообщалось, что мы прошли подготовку в Балаковском речном училище, спросил:
- Какие двигатели изучали?
- Мановские и Коломенские.
- У нас стоят Коломенские шестицилиндровые. Два двигателя по тысяча двести лошадиных сил. И небольшой немецкий Отто Бемс - для динамомашины...
Нас поселили в одноместных холостяцких каютах возле кормы. Мы быстро освоились. На вахту ходили по очереди. В машинном отделении было душно, от металлического пола, который называется сланью, шло тепло. Пахло маслом, ветошью, дымом. Двигатели запускались сжатым воздухом от компрессора. Стрелку манометра надо было держать на положенной цифре давления, подкачивать...
Механик был нами доволен. Загрузившись, «Якутия» пошла вверх по Волге. Нам выдали продуктовые карточки. Еды не хватало. Мы почти голодали. Семейные держались запасами картошки, что-то на берегу покупали, а мы, бедолаги, слопаем хлеб в два приема и сидим на одном чае. Красильников заметил нашу "прожорливость" и распорядился подкармливать нас на кухне, попросил женщин варить хоть какой-то суп...
Разгружали мы зерно в Рыбинске. Там на борт к нам посадили беженцев из-под Новгорода и из других мест, куда уже подступал фронт...
На обратном пути война ощутимо преследовала нас. Шел август сорок второго, лето было жаркое. Во всем чувствовалась тревога, Часто звучало слово Сталинград. Нас дважды обстреляли: под Ярославлем и в районе Плеса. Немец, видимо, возвращался с бомбежки и дал по барже несколько очередей. Жертв не было. Пробило капитанскую каюту и бак с водой, все перепугались... Красильников осмотрел судно, предупредил команду:
- Мы входим в опасную зону, всем быть начеку! Мне сообщили, что фашисты бомбят Горький, вся Волга патрулируется немецкими самолетами!
Он приказал сделать маскировку, и мы, пристав к лесистому берегу, нарубили длинных веток, небольших деревьев, разбросали по палубе сено. «Якутия» стала похожа на зеленый островок...