Слово солдата Победы. Выпуск 2Слово солдата Победы. Выпуск 4Слово солдата Победы. Выпуск 5Слово солдата Победы. Выпуск 6Живая память. Выпуск 5Живая память. Выпуск 7Слово солдата Победы. Выпуск 10Слово солдата Победы. Выпуск 11

Живая память. Выпуск 7

ISBN: 5-7030-0974-Х
Год издания: 2008
Количество страниц: 512

В сборнике, посвященном 65-летию Сталинградской битвы, представлены воспоминания, очерки, статьи, интервью, документы, стихи, рассказывающие о героях-воинах Красной Армии и тружениках тыла, защитивших в трудную годину сталинградскую твердыню от гитлеровских захватчиков, разгромившихнемецко-фашистские войска на Волге.

В этом году грядет для нас, участников войны и гвардейцев тыла, всех граждан России, памятная дата - 65-летие Сталинградской битвы. Сталинградская битва... Кто-то из историков сравнивал ее с битвой под Верденом в Первой мировой. Неверно! Верден – крепость, возводимая многие-многие годы для защиты Франции от внешних врагов.

Сталинград же никто и не думал превращать в крепость. Сами советские люди - солдаты, офицеры, генералы, мирные жители стали стеной, утесом на пути немецко-фашистских захватчиков. Сходство лишь в одном: огромных потерях и под Верденом, и под Сталинградом. Однако вернемся к тому, ради чего и пишутся эти строки. В ваших руках, дорогие товарищи, седьмой том серии книг «Живая память», изданный, как и предыдущие, Объединенным Советом ветеранов Союза журналистов России и посвященный, как уже упоминалось, 65-й годовщине Сталинградской битвы.

Седьмой!.. Значит, были и предшествующие ему? Да, были. Трехтомник «Живая память. Великая Отечественная: правда о войне» издан в 1995 году к 50-й годовщине нашей Великой Победы. Через два года из печати вышел четвертый том «Живая память. Ветераны войны и труда: верность Отечеству. 1945-1997». В нем рассказывалось о героическом труде советских людей, в кратчайшие сроки восстановивших разрушенное войной народное хозяйство.

Над всеми этими книгами работали журналисты и писатели. Вот почему свой пятый том мы назвали: «Живая память. Ветераны журналистики: правда о войне».И, наконец, шестой том выпущен в минувшем 2006-м году. Назывался он «Живая память. Нам родная Москва дорога» и посвящался 65-летию Московской битвы.


Живая память. Выпуск 7. Содержание


"Бил в лицо железный ветер"

Они стояли на славной высоте России, знаменитом Мамаевом кургане, справедливо поднятом поэтом выше всех Эверестов земли. - А далеко видно отсюда. Как считаешь, Арсений Захарович?
- Дух захватывает, как далеко. Смотри, там, впереди, Днепр, Березина. За ними - Виола и Дунай... А ты, Иван Александрович, наверняка и Одер углядел?
- И Одер, и наш Военно-морской флаг над Берлином...
Встретившись в городе, дороже которого для них нет на всем свете, контр-адмирал в отставке Шилин и капитан 1-го ранга в отставке Кузнецов не могли не прийти сюда, на высоту, скромно помеченную когда-то на штабных картах цифрой 102,0. Но и со ста двух метров над уровнем моря многое увиделось им в эти минуты, и память властно повела их за собой только ей известными тропами в опаленную войной молодость.
- На Ахтубе, помнишь, нашел твою канонерскую лодку "Усыскин". "Где командир?" - спрашиваю. "Отдыхает". - "Будите". - "Надо бы повременить, - вступаются. - Которые сутки глаз не смыкал".
- Да. Еле растормошил меня тогда мой комиссар. Так, мол, и так, на борту представитель политотдела флотилии старший политрук Шилин. А мне никак не сообразить со сна. Но одно твое слово, Арсений Захарович, и его как рукой сняло: контрнаступление! Дай морякам тогда волю на митинге, вплавь бы через Волгу бросились фашистов бить.
Отчетливо припомнился Шилину тот митинг. Горячие, великой радости слова теснили грудь. Экипаж «Усыскина», казалось, плохо слушал его, переживая долгожданную весть, но после каждой произнесенной им фразы шум восторга становился гуще. Припомнились и раскаленные стрельбой стволы орудий канонерки. На миг почудилось даже, будто содрогнулась, встала на дыбы земля, и вновь рвал перепонки, несся над нею надрывный гул бомбежки и артиллерийской канонады.
...Практически Волжская флотилия только начала формироваться, когда два закадычных друга - старшие политруки Арсений Шилин и Александр Петров прибыли в распоряжение начальника ее политотдела. За плечами у каждого всего один курс Военно-политической академии имени В.И.Ленина, война не позволила доучиться.
- «Академики» нам крайне нужны, _ вполне серьезно, безо всякой подковырки сказал дивизионный комиссар Бельский, и его осунувшееся лицо с резко выступающими скулами на миг осветилось доброй улыбкой. - В самый раз вы прибыли. Обстановка - сложнее не придумать. Фашисты рвутся к Волге, бомб и снарядов не жалеют. Не сегодня-завтра Сталинград станет фронтовым городом. Подробности услышите на совещании у командующего флотилией.
Сталинград горел. Тучи пыли и черного дыма вставали над рушившимися от вражеских бомб и снарядов домами. Горела даже Волга. Рыжие языки пламени змеились по воде, образуя сотни новых, пыхающих огненными брызгами коржавин из бензина и нефти. Но именно здесь, на ее огненных плесах, рождались легенды о моряках Волжской флотилии.
Контр-адмирал Рогачев начал с жестких, но, видимо, необходимых и важных для него слов:
- Взрывать корабли больше не будем. Волга не примет их. Даже вместе с нами.
В прошлом балтийский матрос, участник Великой Октябрьской социалистической революции и Гражданской войны, Рогачев успешно руководил боевыми действиями Пинской флотилии летом и осенью 1941 года. Находившиеся под его началом моряки бились с фашистами до последнего снаряда и патрона, и только неумолимая сила приказа заставила их подорвать корабли и сойти на берег. Раненого, в тяжелом состоянии, Рогачева переправили на самолете в тыл. И вот теперь партия доверила ему новое, огромной важности дело. Пароходы спешно переоборудовались в канонерки, буксиры - в тральщики, заводы наладили выпуск бронекатеров.
- Думаю, - продолжал командующий, - собравшимся не надо объяснять значение Волги как водной магистрали. Она уже сейчас заменяет по грузообороту десять железнодорожных линий. Ее государственное и стратегическое значение не переоценить.
Много позже, когда война уже отгремела, когда ее историки провели глубокие исследования всего, что работало на нашу победу, Шилин прочитал в одном из научных трудов: проблема защиты перевозок на Волге от Астрахани до Куйбышева возникла задолго до прорыва гитлеровских войск к Сталинграду и оставалась весьма острой до начала Курской битвы. От непрерывности потока нефти и нефтепродуктов по реке в значительной мере зависели боевые действия войск воронежского, сталинградского и кавказского направлений, работа поволжских заводов.
Но в те дни они знали одно: судьба сражения на Волге и в их руках - моряков флотилии. Об этом и говорил командующий. Слушая его, Арсений Шилин думал, а что может и должен сделать для победы лично он, как старший инструктор политотдела флотилии. И утвердился в мысли: в работе с людьми необходимы такие же простые, понятные и в то же время жесткие слова, какими пользуются Рогачев и Бельский. Великую силу обретают эти слова, если наполнить их большевистской страстностью, подкрепить личным примером.
Все двести дней и ночей величайшей битвы выпали на его долю, как и на долю тысяч других отважных защитников Сталинграда.
"С вашей армией, - напыщенно сказал Гитлер генералу Паулюсу, - вы можете штурмовать небо!" И назначил срок взятия Сталинграда - 15 сентября 1942 года. А за день до этого противник нанес удар в сердце города, захватил Мамаев курган, центральный вокзал; фашистам казалось - срок реален...
Смрадная мгла повисла над мрачно-свинцовой Волгой. Темный небосклон вспарывали каленые трассы снарядов и пулеметных очередей. По громовым раскатам, доносившимся из города, вспышкам ракет и зареву пожарищ моряки догадывались, какого накала достигли уличные бои. Даже здесь, более чем на километровом удалении от них, забивал горло удушливый запах пороха, взрывчатки, горелого железа и чадяшей нефти...