Слово солдата Победы. Выпуск 2Слово солдата Победы. Выпуск 4Слово солдата Победы. Выпуск 5Слово солдата Победы. Выпуск 6Живая память. Выпуск 5Живая память. Выпуск 7Слово солдата Победы. Выпуск 10Слово солдата Победы. Выпуск 11

Живая память. Выпуск 7

ISBN: 5-7030-0974-Х
Год издания: 2008
Количество страниц: 512

В сборнике, посвященном 65-летию Сталинградской битвы, представлены воспоминания, очерки, статьи, интервью, документы, стихи, рассказывающие о героях-воинах Красной Армии и тружениках тыла, защитивших в трудную годину сталинградскую твердыню от гитлеровских захватчиков, разгромившихнемецко-фашистские войска на Волге.

В этом году грядет для нас, участников войны и гвардейцев тыла, всех граждан России, памятная дата - 65-летие Сталинградской битвы. Сталинградская битва... Кто-то из историков сравнивал ее с битвой под Верденом в Первой мировой. Неверно! Верден – крепость, возводимая многие-многие годы для защиты Франции от внешних врагов.

Сталинград же никто и не думал превращать в крепость. Сами советские люди - солдаты, офицеры, генералы, мирные жители стали стеной, утесом на пути немецко-фашистских захватчиков. Сходство лишь в одном: огромных потерях и под Верденом, и под Сталинградом. Однако вернемся к тому, ради чего и пишутся эти строки. В ваших руках, дорогие товарищи, седьмой том серии книг «Живая память», изданный, как и предыдущие, Объединенным Советом ветеранов Союза журналистов России и посвященный, как уже упоминалось, 65-й годовщине Сталинградской битвы.

Седьмой!.. Значит, были и предшествующие ему? Да, были. Трехтомник «Живая память. Великая Отечественная: правда о войне» издан в 1995 году к 50-й годовщине нашей Великой Победы. Через два года из печати вышел четвертый том «Живая память. Ветераны войны и труда: верность Отечеству. 1945-1997». В нем рассказывалось о героическом труде советских людей, в кратчайшие сроки восстановивших разрушенное войной народное хозяйство.

Над всеми этими книгами работали журналисты и писатели. Вот почему свой пятый том мы назвали: «Живая память. Ветераны журналистики: правда о войне».И, наконец, шестой том выпущен в минувшем 2006-м году. Назывался он «Живая память. Нам родная Москва дорога» и посвящался 65-летию Московской битвы.


Живая память. Выпуск 7. Содержание


Курсантов Отчизна зовет

В аудиторию вошли начальник Военно-морской медицинской академии бригадный врач Иванов, военком полковой комиссар Погодин и начальник политотдела полковой комиссар Алексеев.
Начальник нашего курса подполковник Дмитриев скомандовал:
- Сми-и-и-и-рно!
Все вскочили, вытянулись.
- Вольно, - сказал начальник академии.
- Вольно, - повторил начальник курса.
Мы сели. Алексей Иванович Иванов внимательно обвел глазами курс и сказал своим негромким грудным голосом: - Товарищи курсанты, получен приказ. Настало время отложить учебники в сторону и с оружием в руках бороться за право учиться. Мы уверены, что воспитанники Ленинградской академии с честью пронесут традиции флота, не посрамят флага академии и, как только наступит подходящий момент, вы опять вернетесь к учебе.
Комок в горле готов был вырваться наружу, внутреннее волнение достигло наивысшего предела, мы вскочили с мест, могучее «ура» сотрясло крепкие стены аудитории.
В тот августовский день 42-го года у нас был улучшенный обед, усиленный ужин. Девушки-официантки подарили нам ложки-сувениры. В 19 часов курс построили. У каждого за плечами вещмешок. Впереди духовой оркестр.
- Курс, внимание! Смирно! Напра-во! Шагом марш! - грохнула команда.
Во главе со своими командирами мы тронулись к вокзалу. А по бокам - девушки, дети, чьи-то родители. Не может сдержать слез мать Матвея Святковского, позднее погибшего на Дону. Рядом со строем идет мать Платона Климова.
Мы идем широким флотским шагом. Павел Гандельман, Георгий Данилочкин, Борис Волчегурский бодро запевают:

Так дай нам скорей приказание,
Пошли в сокрушительный бой!
Одно в моем сердце желание:
Сразиться за город родной.

Эшелон тронулся. Прощай, тыловая Вятка, приютившая и согревшая нас после холода и голода безжалостной ленинградской блокады! Увидимся ли мы снова С тобой?..
По прибытии в Пермскую область все были в тот же день направлены в расположение учебного батальона. Марш протяженностью около 20 километров совершен за 3 часа 20 минут, отставших не было.
В течение следующего дня произведена разбивка курсантов по обучаемым специальностям, укомплектованы рота минометчиков, взводы автоматчиков, противотанковых ружей, пулеметчиков, стрелков. Наши старшие товарищи - Валентин Поляков, Павел Осминкин, Николай Жмайлов, Георгий Данилочкин и Александр Мишин - были назначены на должность командиров взводов (Буркалов - на должность начальника химслужбы) и представлены к присвоению звания лейтенанта.
Завершая передачу нас 252-й стрелковой дивизии, подполковник Дмитриев построил курс в две шеренги, развел шеренги на три шага, повернул одну шеренгу лицом к другой, приказал положить у ног вещевые мешки, снять флотское обмундирование и получить армейское.
Командиры взводов Данилочкин, Поляков, Осминкин, начхим Буркалов принимали вещи по счету. Но... почти у каждого «не оказывалось» ремня, бескозырки или тельняшки.
Доложили Дмитриеву. Он потребовал немедленно сдать флотскую одежду, говорил, что понимает наши чувства, но приказ есть приказ.
После этого еще раз прошлись командиры вдоль шеренг, но все равно тельняшек, флотских ремней, бескозырок не хватало.
Строй распустили. Провели экстренное комсомольское собрание с одним вопросом «О сдаче обмундирования». Фронтовики говорили, что воевать на суше лучше в армейской форме, она маскирует, она удобней...
Снова построили нас в две шеренги, снова Дмитриев ходил по курсантскому коридору. И опять-таки нескольких тельняшек, ремней не хватило.
Итак, мы стали принадлежать отдельному учебному батальону дивизии - учбату. Командир учбата старший лейтенант Орловский и батальонный комиссар Творогов провели смотр нового пополнения. Остановились перед взводом ПТР, в который попали Леонид Алексеев, Сергей Буренков, Петр Гапеенков, Василь Панченко, Виталий Цыганов, я и другие ребята.
Орловский, еще совсем молодой, стройный, худощавый, с приятной шевелюрой, с умным интеллигентным лицом, спросил нас браво:
- Ну что, бронебойщики? Или грудь в крестах, или голова в кустах?
- Лучше первое, чем второе, - послышался голос из строя.
- Я тоже так думаю... Хороший народ к нам прибыл. Одним словом - моряки! - сказал Орловский, обращаясь к Творогову.
Творогов напоминал комиссара времен Гражданской войны - он был в кожанке, говорил с большой силой убеждения. Ему шел тридцать пятый год, в партии с семнадцати лет, коммунист ленинского призыва. В армию пришел с должности секретаря Прокопьевского горкома ВКП(б)...