Слово солдата Победы. Выпуск 2Слово солдата Победы. Выпуск 4Слово солдата Победы. Выпуск 5Слово солдата Победы. Выпуск 6Живая память. Выпуск 5Живая память. Выпуск 7Слово солдата Победы. Выпуск 10Слово солдата Победы. Выпуск 11

Живая память. Выпуск 7

ISBN: 5-7030-0974-Х
Год издания: 2008
Количество страниц: 512

В сборнике, посвященном 65-летию Сталинградской битвы, представлены воспоминания, очерки, статьи, интервью, документы, стихи, рассказывающие о героях-воинах Красной Армии и тружениках тыла, защитивших в трудную годину сталинградскую твердыню от гитлеровских захватчиков, разгромившихнемецко-фашистские войска на Волге.

В этом году грядет для нас, участников войны и гвардейцев тыла, всех граждан России, памятная дата - 65-летие Сталинградской битвы. Сталинградская битва... Кто-то из историков сравнивал ее с битвой под Верденом в Первой мировой. Неверно! Верден – крепость, возводимая многие-многие годы для защиты Франции от внешних врагов.

Сталинград же никто и не думал превращать в крепость. Сами советские люди - солдаты, офицеры, генералы, мирные жители стали стеной, утесом на пути немецко-фашистских захватчиков. Сходство лишь в одном: огромных потерях и под Верденом, и под Сталинградом. Однако вернемся к тому, ради чего и пишутся эти строки. В ваших руках, дорогие товарищи, седьмой том серии книг «Живая память», изданный, как и предыдущие, Объединенным Советом ветеранов Союза журналистов России и посвященный, как уже упоминалось, 65-й годовщине Сталинградской битвы.

Седьмой!.. Значит, были и предшествующие ему? Да, были. Трехтомник «Живая память. Великая Отечественная: правда о войне» издан в 1995 году к 50-й годовщине нашей Великой Победы. Через два года из печати вышел четвертый том «Живая память. Ветераны войны и труда: верность Отечеству. 1945-1997». В нем рассказывалось о героическом труде советских людей, в кратчайшие сроки восстановивших разрушенное войной народное хозяйство.

Над всеми этими книгами работали журналисты и писатели. Вот почему свой пятый том мы назвали: «Живая память. Ветераны журналистики: правда о войне».И, наконец, шестой том выпущен в минувшем 2006-м году. Назывался он «Живая память. Нам родная Москва дорога» и посвящался 65-летию Московской битвы.


Живая память. Выпуск 7. Содержание


Превосходство

Моим напарником в номере пицундского пансионата оказался пенсионер из Подольска Иван Колосов. Широкоскулый, коренастый, с покатыми плечами - настоящий русский богатырь. За окном вечерело. Длинные иглы реликтовой сосны почти касались окна. К нам проникал какой-то особый, изысканный аромат ее хвои. И, возможно, по контрасту с этими райскими кущами, зашла речь о войне.
- Да, жарко было тогда, в сорок втором! - задумчиво проговорил Колосов. - Стояли мы на станции Сарепта под самым Сталинградом. Загнали наши теплушки на запасный путь. Что будет дальше - никто не знает. Конец июля, жара невыносимая, даже ночью прохлады нет.
Только с Волги, если потянет ветерок, чуть-чуть подступала прохлада. "Эх, матушка, - думаем, - неужели и тебя нам придется форсировать?!" А фронт уже где-то рядом. Между ним и нами - плоская выжженная степь к западу да серые горбы Ергеней в дымке на севере. Близок фронт. То дым на горизонте, то канонада. А однажды утром слышим такой противный, свербящий звук "мессершмитта". Должно быть, разведчик. Совсем обнаглели немцы. А где же наши-то? Вдруг откуда-то из-за ближайшего холма взмыл наш тупоносый И-16.
- "Ишачок"! - заорали мы дружно. - Дай ему, дай!!!
И тот, словно подхлестнутый нашими криками, пошел на врага. Но не успел «ишачок» достать противника, как со стороны "мессера" раздался какой-то резкий звук - должно быть, из пушки вдарил, и у нас на глазах "ишачок" вспыхнул и рассыпался на куски. Да что удивляться: фанерный ведь самолетик-то! А где же летчик? Погиб он, что ли? Почему не раскрывает парашюта? Но вот среди обломков стала заметна какая-то черная точка. Летчик! Убили, наверное!.. Мы бросились к месту, где должно было упасть мертвое тело. И вдруг перед самой землей вспыхнуло белое облачко парашюта.
Ты не представляешь, какой радостный вопль раздался вокруг. Вот молодец! Спас себя затяжным прыжком. Ведь если б поторопился, добил бы его немец в воздухе... Радостно горланя, мы бежали к месту приземления. А из-за холма уже спешила "эмка-опель". Ну, знаешь, такая с открытым кузовом, где по бокам - лавочки и перильца. Подъехали какой-то летчик и двое санитаров. Подбежали мы, смотрим, а у сбитого летчика орден Красного Знамени на груди. И снова стало нам горько... Если уж и героев наших сбивают...
А тот, заметив, как глянули мы на его орден, сорвал с головы шлем и, тряхнув им в воздухе, с какой-то даже обидой в голосе воскликнул: "Все равно я его собью!".
- Ладно, ладно, - сказал выпрыгнувший из "эмки" летчик, - садись, поехали.
Он обнял товарища, усадил в машину, и они уехали куда-то за холм, где, должно быть, был аэродром...