Слово солдата Победы. Выпуск 2Слово солдата Победы. Выпуск 4Слово солдата Победы. Выпуск 5Слово солдата Победы. Выпуск 6Живая память. Выпуск 5Живая память. Выпуск 7Слово солдата Победы. Выпуск 10Слово солдата Победы. Выпуск 11

Живая память. Выпуск 7

ISBN: 5-7030-0974-Х
Год издания: 2008
Количество страниц: 512

В сборнике, посвященном 65-летию Сталинградской битвы, представлены воспоминания, очерки, статьи, интервью, документы, стихи, рассказывающие о героях-воинах Красной Армии и тружениках тыла, защитивших в трудную годину сталинградскую твердыню от гитлеровских захватчиков, разгромившихнемецко-фашистские войска на Волге.

В этом году грядет для нас, участников войны и гвардейцев тыла, всех граждан России, памятная дата - 65-летие Сталинградской битвы. Сталинградская битва... Кто-то из историков сравнивал ее с битвой под Верденом в Первой мировой. Неверно! Верден – крепость, возводимая многие-многие годы для защиты Франции от внешних врагов.

Сталинград же никто и не думал превращать в крепость. Сами советские люди - солдаты, офицеры, генералы, мирные жители стали стеной, утесом на пути немецко-фашистских захватчиков. Сходство лишь в одном: огромных потерях и под Верденом, и под Сталинградом. Однако вернемся к тому, ради чего и пишутся эти строки. В ваших руках, дорогие товарищи, седьмой том серии книг «Живая память», изданный, как и предыдущие, Объединенным Советом ветеранов Союза журналистов России и посвященный, как уже упоминалось, 65-й годовщине Сталинградской битвы.

Седьмой!.. Значит, были и предшествующие ему? Да, были. Трехтомник «Живая память. Великая Отечественная: правда о войне» издан в 1995 году к 50-й годовщине нашей Великой Победы. Через два года из печати вышел четвертый том «Живая память. Ветераны войны и труда: верность Отечеству. 1945-1997». В нем рассказывалось о героическом труде советских людей, в кратчайшие сроки восстановивших разрушенное войной народное хозяйство.

Над всеми этими книгами работали журналисты и писатели. Вот почему свой пятый том мы назвали: «Живая память. Ветераны журналистики: правда о войне».И, наконец, шестой том выпущен в минувшем 2006-м году. Назывался он «Живая память. Нам родная Москва дорога» и посвящался 65-летию Московской битвы.


Живая память. Выпуск 7. Содержание


Поезда идут к фронту

Но скоро наступили тревожные дни. Чем ближе продвигались к Сталинграду, тем чаще подвергались опасности, появились первые потери.
Состав поезда вез защитникам Сталинграда бетонные башенки для дотов. С ними ехали около трехсот молоденьких девушек в серых солдатских шинелях - весь выпуск прифронтовой школы медицинских сестер. Глядя на топорщившиеся новые шинели на нескладных девичьих фигурках, свежие румяные шеки и на наивные чистые глаза "помощников смерти", как в шутку называли медсестер, машинист, сменный паровоза Семен Никулин, у которого дома остались две дочки-невесты, сокрушался:
- Дети. Самый цвет, и на фронт. Нет, плохо наши войска воюют. Злости недостает. К Волге врага подпустили!
Лейтенант-пехотинец Л.Н. Инохин, возврашавшийся в осажденный Сталинград, ехавший на паровозе, усмехнулся и с видом превосходства опытного фронтовика возразил:
- Ну, к Волге еще не подпустили, папаша.
- Этого еще не хватало, чтобы немцы в Волге севрюгу ловили. Нет!
Сын у меня на фронте, но прямо скажу - плохо наши ребята воюют, злости нет.
Лейтенант перестал улыбаться.
- Есть злость! - с металлом в голосе огрызнулся он.
- С железнодорожниками ругаться? - с ехидцей вставил кочегар.
- Да, да, - поддержал его машинист. - Чуть что - сейчас же ругаться, грозить, выражаться типа «тыловая крыса». Вот на паровозе посторонним ехать нельзя. А попробуй не пустить...
Это был прямой камень в огород лейтенанта. Но его мысли были, очевидно, заняты другим.
- Злость есть, - несколько примирительно повторил лейтенант. - Вы вот, чуть слово горячее скажешь, сразу в пузырь, обижаетесь. А знаете, что на фронте делается? Представление имеете?
- А что же, бомбежек мы не видим и не попадаем под них? - возразил кто-то.
- Ну, бомбежки, два-три самолета, понятно. А когда сотни? В небе черно от них и бомбы без перерыва днем и ночью. А танки идут, ползут на позиции, а за ними - фрицы в атаку бегут!..
Лейтенант, несколько дней назад находившийся на передовой линии у Сталинграда, начал рассказывать, с каким упорством идет сражение на Волге. Лейтенант говорил горячо и убедительно, рисовал картину жестокого сражения за каждую пядь земли у великой реки, за каждый дом, улицу города. И перед глазами его слушателей вставала общая панорама битвы за город. Члены бригады внимательно слушали лейтенанта, и когда он закончил словами: "Вы всего этого понять не сможете, вы ведь в тылу, за нашей спиной сидите на теплом провозе", - бригада не обиделась. Действительно, им трудно. Но как бы ни было им порой тяжело, это не шло ни в какое сравнение с тем, о чем рассказал лейтенант-пехотинец.
Лейтенант увидел, что до паровозников «дошло». Ему захотелось как-нибудь смягчить свою горячность перед людьми. Он начал развязывать свой вещевой мешок. Поезд продолжал стоять на станции. Кочегар, засунув в топку чугунок, варил картошку. Лейтенант вынул из вещмешка банку свиной тушенки, вскрыл ее ножом и поставил на ящик.
- Угощайтесь, товарищи. Только вот хлеба у меня нет.
- Хлеба немного найдется, - смущенно улыбнулся помощник машиниста Полупанов и достал из железного сундучка пайку хлеба, бережно завернутую в холщовое полотенце.
- Тогда давайте артелью, - сказал машинист. - Кочегар, тащи картошку, небось, уже готова. Нарезайте луковицы.
- Жаль, поллитровки вот нет, к такой еде, - сконфуженно проговорил лейтенант. - Но ничего, обойдемся и без нее.
Через несколько минут паровозная бригада и лейтенант-фронтовик сидели за дымящимся чугунком. Все они чувствовали себя друзьями по общему делу - борьбе с врагом родной земли.
Дальнейший путь поезд продолжал ночью. Она была холодной и лунной. Машинист чертыхался:
- И надо же луну эту, чертовку! Хоть иголки собирай.
Паровозники всегда радовались темноте: она скрывала поезда от глаз немецких летчиков. Лейтенант, сидя на ящике с инструментами и положив под голову вещмешок, спал. Взглянув на него, помощник подумал: «Этот храбрец спокоен, он пережил немало ужасов войны и не боится возможного налета вражеских самолетов на состав». Ему хотелось не растеряться во время налета и показать себя таким же храбрым и уверенным, как этот уснувший лейтенант.
Немецкий летчик-ночник, посланный бомбить железнодорожные коммуникации, идущие к Сталинграду, заметил змейку вагонов, ползущую по серебряной от лунного света земле. Он выключил мотор, и самолет бесшумно пошел на снижение...
Поезд вздрогнул от разрыва бомбы где-то впереди паровоза. Машинист быстро затормозил бег состава. Одна за другой разорвались еше несколько бомб. Лейтенант проснулся и крикнул бодрым, словно и не спал, голосом:
- Товарищи, без паники, по местам!
Очевидно, со сна он еще не представлял себе точно, что происходит и где он находится.
Самолет пролетел над составом, почти цепляясь крыльями за трубу паровоза.
- Сейчас он вернется, товарищи. Прыгайте с паровоза, - скомандовал лейтенант.
Сам он спрыгнул последним, и, видно, по фронтовой привычке, не забыл прихватить вешмешок. Полупанов оказался рядом с лейтенантом. Они бежали вместе и упали на землю рядом за одиноким деревом. Машинист и кочегар успели отбежать дальше, они залегли за стогом сена. Самолет, как и предсказал фронтовик, вновь заходил на бомбежку поезда. Первые бомбы не причинили ему вреда. Но осколками было ранено несколько медсестер. Среди них поднялась паника, девушки продолжали бежать от поезда. Некоторые от страха кружились на месте. Лейтенант вскочил и крикнул:
- Ложись! Ложись!
Снова посыпались бомбы. Одна упала сравнительно далеко от состава, и три сестры, убегавшие в степь, остались лежать на земле.
- Необстрелянные, бегают, - с сожалением и досадой, словно он в этом виноват, проговорил лейтенант, видя, как девушки при приближении самолета вскакивали с земли и устремлялись куда глаза глядят.
Самолет кружил и кружил низко над землей, выискивая жертву и тешась ее беспомощностью. Летчик обстреливал из пулемета бегуших во весь рост людей...