Слово солдата Победы. Выпуск 2Слово солдата Победы. Выпуск 4Слово солдата Победы. Выпуск 5Слово солдата Победы. Выпуск 6Живая память. Выпуск 5Живая память. Выпуск 7Слово солдата Победы. Выпуск 10Слово солдата Победы. Выпуск 11

Живая память. Выпуск 5

Год издания: 1970
Количество страниц: 752

В сборнике представлены воспоминания, очерки, дневники, статьи, интервью, письма, стихи, фотографии военных журналистов, прошедших дорогами Великой Отечественной войны, оставившие для потомков слова «живой» памяти о тяжелых и героических днях борьбы с немецко-фашистскими захватчиками, трудовых подвигах советских людей, в короткие сроки восстановивших порушенные войной города и села.
 


Живая память. Выпуск 5. Содержание


С "Правдой" - против экономических нелепостей

ИЗ ДОКУМЕНТАЛЬНОИ ПОВЕСТИ «ОСЛЕПЛЕННЬІЕ ВЛАСТЬЮ»
В январе 1997 года я заболел гриппом. Вызвал врача. Его первый вопрос к больному был таким:
- Экономическую повесть вы написали?
- Грешен, доктор. У каждого свои грехи молодости.
- Мы студентами читали ваши статьи в "Правде" об экономике, как фантастику, просто не верили, что такое может быть в жизни. Когда появилась ваша книга «Поиск», читали и обсуждали ее в группе. Сравнивали с романом Чернышевского "Что делать?".
Прошло двадцать лет, а меня разные люди все спрашивают: "Как вам удалось в то время опубликовать такие статьи?".

"СЮРПРИЗ С ПОДВОХОМ", ИЛИ «ТЕНЬ НА ПЛЕТЕНЬ»

Предыстория их такова. «Догма Смита» прочно стояла на пути внедрения достижений технического прогресса в народное хозяйство. Многие советские изобретения, способствовавшие переходу на интенсивный путь развития экономики, широко внедрялись за рубежом, а в СССР мариновались. Расточительство ставилось на поток, а его методы принимали не только откровенный, но и дерзкий характер. Впрочем, судите сами. Инженер Гомельского станкостроительного завода имени С.М. Кирова Ф. Болсун в своем письме в «Правду» поведал такую историю. Многие годы завод получал с Харьковского электроаппаратного завода выключатели типа ВПК-2010. Но вдруг харьковчане сообщили, что этот выключатель снимается с производства и вместо него предлагается выключатель типа ВПК-2110. Первая же партия «новых» выключателей оказалась сюрпризом. Она заставила гомельчан энергично почесать в затылках. Оказалось, во-первых, что новый выключатель - это все то же старое изделие ВПК-2010, только заключенное в массивный корпус из цветного металла. А, во-вторых, что цена его не 65 копеек, как прежде, а 2 рубля. Гомельские станкостроители возмутились. И засыпали харьковский завод письмами с вопросами. Кто позволил ему произвольно, без согласия с потребителями менять план поставок? Какой смысл в «украшении» старого изделия корпусом из цветного металла весом 340 граммов, который приходится сразу же отправлять в металлолом? Станкостроители потребовали возобновить поставку выключателей ВПК-2010, тем более что харьковчанам для этого требуется одно: оставлять у себя никому не нужный корпус «нового» выключателя. Ответ из Харькова гласил: "Сообщаем, что конечные выключатели типа ВПК-2010 отсутствуют в номенклатуре предприятия и в плане 1976 года. Поставка производиться не будет. Зам. руководителя предприятия Б. Зайченко".
Сразу в столь откровенное и наглое расточительство даже как-то не верилось. Через три дня собственный корреспондент прислал нам образцы выключателей, и мы убедились, что никакой фантастики и домысла в письме Ф. Болсуна нет. Тогда в «Правде» была опубликована заметка "Сюрприз с подвохом". А вскоре из Харькова последовало возмущение «незаслуженно» обиженных. В ответ на публикацию директор электроаппаратного завода В. Цеханский подтверждал правильность ситуации, описанной в «Правде», но заявлял, что создалась она по вине Гомельского завода - потребителя продукции: его руководители де заказали не те изделия, которые предприятию нужны. Короче говоря, авторы ответа попытались свалить с больной головы на здоровую. Проверка показала, что харьковчане ради успешного выполнения «пятилетки эффективности и качества» решили искусственно расширить выпуск выключателей в массивной свинцовой упаковке, предназначенных для подводных лодок и кораблей. Поэтому они объявили потребителям дешевых выключателей о том, что последние снимаются с производства, и если те желают, то пусть заключают договоры на «новинку». И потребители вынуждены были подписать договоры «на кота в мешке», поскольку харьковчане пригрозили им, что если они не согласятся на поставку «новых» изделий, то вообще ничего не получат. Поэтому 3 июля «Правда» вернулась к этой истории в заметке "Тень на плетень". Кроме того, я позвонил секретарю обкома и сказал: если в трехдневный срок эпопея упаковки дешевых выключателей в дорогие цветные корпуса не будет прекращена, то на очередном заседании Комитета народного контроля СССР, где я был членом Комитета, директор и все организаторы авантюры будут освобождены от занимаемых должностей. На следующий день, когда я появился на работе, в приемной были директор завода и секретарь парткома с ответом в "Правду" обкома партии, в котором сообщалось, что директору обьявили выговор, а секретарю парткома сделано предупреждение. Прилагался и ответ завода о том, что поставки дешевых выключателей возобновлены всем потребителям. "Курьеры" просили не выносить дело в Комитет народного контроля СССР. Такое административное решение вопроса удовлетворить меня не могло. В душе я понимал, что харьковчане пошли на такую авантюру не по злому умыслу. Их вынуждала система. В этом я убедился в откровенной беседе с директором и секретарем парткома. Как я и предполагал, руководители завода оказались в роли "без вины виноватых". На десятую пятилетку им дали завышенный план в рублях от достигнутого. Его невыполнение вело к снижению темпов роста, а главное к уменьшению фонда зарплаты. Попытки доказать министерству нереальность плана были безуспешны. Выкручиваться приходилось самим. Поэтому творческая мысль билась в одном направлении: как удорожить продукцию? Столь же ярким подтверждением этого было и опубликованное 26 июня 1976 года письмо заведующего отделом Центрального конструкторского бюро арматуростроения М. Громыко: «Дорого... значит, выгодно». Автор письма рассказал такую историю...