Слово солдата Победы. Выпуск 2Слово солдата Победы. Выпуск 4Слово солдата Победы. Выпуск 5Слово солдата Победы. Выпуск 6Живая память. Выпуск 5Живая память. Выпуск 7Слово солдата Победы. Выпуск 10Слово солдата Победы. Выпуск 11

Живая память. Выпуск 5

Год издания: 1970
Количество страниц: 752

В сборнике представлены воспоминания, очерки, дневники, статьи, интервью, письма, стихи, фотографии военных журналистов, прошедших дорогами Великой Отечественной войны, оставившие для потомков слова «живой» памяти о тяжелых и героических днях борьбы с немецко-фашистскими захватчиками, трудовых подвигах советских людей, в короткие сроки восстановивших порушенные войной города и села.
 


Живая память. Выпуск 5. Содержание


На Сахалянском направлении

ИСТОРИЯ ОДНОЙ КАРТИНЬІ ВОЕННОГО ХУДОЖНИКА

Бездонные топи. Озера. Болота.
Зеленая, желтая, рыжая мела.
Здесь даже летать никому не охота.
А как же пехота все это прошла?..
П. Комаров

У художника Владимира Кайдалова есть замечательная картина «На Сахалянском направлении», ныне храняшаяся в Государственном музее изобразительных искусств Республики Узбекистан.
На многоплановом полотне изображены маслом: разбитая проселочная дорога (сразу после летнего ливня - в колеях вода и лужи), на переднем плане русские воины _ командир в плащ-палатке, в фуражке со звездой, в стоптанных сапогах, на груди автомат, справа - его ординарец, в такой же примерно экипировке, только на голове пилотка, слева от командира забегающий вперед босоногий, в латанной-перелатанной одежонке, в широкой соломенной шляпе - явно не русский мальчонка, видимо, напросившийся в добровольные проводники. Обочь дороги с двух сторон брошенная техника противника и наши наступаюшие воины - пехота, конница, алые знамена, а позади командира, ординарца и мальчонки грозный танк - Т-34 с красноармейцами вокруг башни. На горизонте светло-синие рассеивающиеся облака.
От картины так и веет победой, жизнелюбием, какой-то доброй надеждой. И не удивительно: это полотно было написано художником сразу после войны, по свежим впечатлениям, когда в глазах еще не стерлись кошмарные фронтовые будни, а в ушах не умолкли залпы орудий.
Ведь Владимиру Кайдалову довелось служить и воевать на Дальнем Востоке в качестве художника дивизионной газеты, когда в августе 1945 года минувшего века советские войска перешагнули свои дальневосточные границы, принимая активное участие с союзниками в освободительной миссии. Художнику самому довелось видеть разоренные японскими оккупантами корейские и китайские села, города - Нингуту, Муданьцзян, Харбин... О тех незабываемых днях и самоотверженном мужестве русского солдата проникновенно написал друг и однополчанин Кайдалова - поэт Комаров:
Кругом покой. Шаги одни и те ж.
И на колах висят не для того ли
Две головы казненных за мятеж,
Как черные горшки на частоколе?

Бездомный пес пролаял на луну.
И снова _ ночь. И ничего другого.
...Мы расстреляли эту тишину,
Когда входили в город Санчагоу.
Сразу после войны художник вернулся в далекий и родной его сердцу Ташкент. Одноэтажный, белый, с лопочушими листвой тополями и звонкими арыками, сонными глиняными улочками и пестрыми, как хивинские ковры, базарами...
Однако виденное и пережитое не давало покоя. Но за картину Кайдалов принялся основательно только через три года. Сам собой вырисовался сюжет, типажи, природа незнакомого края... Если с техникой и воинами все было нормально, то мальчишка-корейчонок, когда-то повстречавшийся ему на фронтовых дорогах, почему-то никак не получался. Все вроде бы просто, а характер... не тот.
И вот как-то возле дома художник совершенно случайно встретил корейского мальчика. Лет десяти-двенадцати, со смоляными и жесткими, как проволока, волосами...