Слово солдата Победы. Выпуск 2Слово солдата Победы. Выпуск 4Слово солдата Победы. Выпуск 5Слово солдата Победы. Выпуск 6Живая память. Выпуск 5Живая память. Выпуск 7Слово солдата Победы. Выпуск 10Слово солдата Победы. Выпуск 11

Живая память. Выпуск 5

Год издания: 1970
Количество страниц: 752

В сборнике представлены воспоминания, очерки, дневники, статьи, интервью, письма, стихи, фотографии военных журналистов, прошедших дорогами Великой Отечественной войны, оставившие для потомков слова «живой» памяти о тяжелых и героических днях борьбы с немецко-фашистскими захватчиками, трудовых подвигах советских людей, в короткие сроки восстановивших порушенные войной города и села.
 


Живая память. Выпуск 5. Содержание


Кукрыниксы

Уже много лет мы являемся свидетелями необычайного явления в искусстве. В двадцатых годах нашего века появился художник, который быстро достиг высокого мастерства в области рисунка, создал великолепные, необычайно острые по форме, композиции, колориту полотна, выполнил серии превосходных иллюстраций к произведениям мировой, русской и советской классики и, наконец, достиг непревзойденных в нашем веке высот в области сатирического видения мира... Молодого художника поддерживал великий пролетарский писатель... Ему доверял сделать эскизы и костюмы к своей пьесе крупнейший поэт нашей эпохи, а спектакль по рисункам юноши поставил один из талантливых режиссеров советского театра. Его первую большую картину в эскизах благословил корифей русской живописи; кроме того, еше на заре становления таланта юного мастера окружали и пестовали лучшие из лучших представителей нашей художнической школы той поры, самые разные и тем не менее значительные. Молодой человек был дерзок с первых шагов, обладал большим запасом энергии, юмора и, главное, желанием работать. Словом, уже полвека, как мы не устаем удивляться таланту, а порою (я не боюсь этого слова) гению и непревзойденному трудолюбию этого нашего современника, творчество которого не раз было удостоено самых высоких оценок. Беда одна: никто никогда не зрел в лицо этого замечательного живописца, графика, декоратора, скульптора, сатирика, хотя все знали отлично его имя. Никто (кроме него самого) никогда не видел, как он создает свои картины, хотя иногда попытки проникнуть в тайну его творчества предпринимались, и досужие фоторепортеры пытались изобразить этот колдовской процесс. Но все это было далеко от той волшебной реальности, которая сложилась путем соединения изумительных качеств, самых разных черт, поистине поражающих своей многогранностью.
Кто он, этот мастер?..
В стенах Академии художеств в Москве была открыта большая выставка художников - Михаила Куприянова, Порфирия Крылова, Николая Соколова, посвященная полувековому творческому пути этого единственного в истории искусства союза трех мастеров, создавших четвертого художника - Кукрыниксы. Экспозиция пользовалась огромным успехом у зрителей, часто у входа стояла длинная очередь желающих попасть на выставку и увидеть замечательные работы этого уникального коллектива.
Как спаялось, как родилось это непревзойденное содружество?
Что это? Обычное соавторство?
Нет! Сотворчество трех равных талантов, результатом которого являлось рождение замечательных произведений. Это содружество начиналось еще в годы учебы во Вхутемасе. ..
Вхутемасовцы. .. Их отличает особая, гордая радость причастности к этому дому - Вхутемасу и той поре становления нашего искусства. Сколько я ни беседовал с мудрым и прямым Дейнекой или с обаятельным и тонким Пименовым, со своеобычным и острым Нисским, всегда меня поражали их немеркнущая любовь, восторг перед теми днями их молодости. И не только потому, что юность всегда кажется золотой сказкой. Нет. Это было суровое, порою голодное время... Но что волновало тогда будущих корифеев нашего искусства? Яркость. Свежесть. Смелость начинаний. Рисковое, порою безудержное желание творить... Отрицать и утверждать. А главное - бескомпромиссность и честность всех начинаний. Были ошибки, глупости, промахи. Но не это было главным. Главным было - дерзание. И поэтому вхутемасовцы получили заряд, которого каждому хватило почти на всю жизнь. Это были поистине новые люди нового времени - Дейнека, Пименов, Нисский, Ромадин, Чуйков, Вильямс, Гончаров, Кукрыниксы... И многие другие. Их вклад в дело нашей культуры несомненен и огромен.
Буревые зори двадцатых годов. Звонкие голоса юного Советского государства. Порыв народа первой Страны Советов в стремлении к миру, стройке. Неизбывное ощущение радости бытия дало силы, открыло новые имена в молодом искусстве той поры... Художники яростно спорили и неустанно искали пути для отражения наступившей нови. Немало смутного и наносного сопровождало эту зарю рождения новой красоты. Немало пустозвонов и смутьянов сокрушали «старое», опрокидывали каноны, не предлагая, по существу, ничего взамен. Однако ни «пролеткульты››, ни иные свергатели Рафаэля и Пушкина не одержали конечной победы... Грохот и шум, поднятые ими, в конце концов уступили дорогу истинно здоровым силам нашего искусства, и сегодня мы принимаем с восторгом свежее и яркое творчество художников, отразивших в своих полотнах становление первой в мире Страны Советов...
«Когда попадаешь на выставку Кукрыниксов, прежде всего хочется сказать, что это художники, свято выполняющие свой патриотический долг перед Родиной, творчеством своим представляющие передовую эстетику и этику наших дней» - эти слова, написанные замечательным советским графиком Дмитрием Стахиевичем Моором почти полвека назад, живут и сегодня.
Большие художники глубоко и своеобычно видят мир, окружающий их. И они с годами все острее, острее зрят свет и тени жизни. Чувствуют меру добра и зла.
Правда, не каждому дано быть бойцом. Иные воспевают красоту пейзажа и тем отрицают уродство. Другие показывают прекрасного человека, прелесть радуги бытия и тем утверждают победу света над мраком. Но есть в мировой литературе и искусстве мастера, активно вторгающиеся своим творчеством в окружающую их жизнь, отрицая, бичуя зло, обнажая язвы порока. Таковы Гойя, Домье, Хогарт, Федотов, Перов... Они умели находить грани бытия, в которых наиболее зримо предстает уродство зла... Язык этих художников, форма их мастерства отличались тем удивительным чувством меры, которое давало им возможность, бичуя зло, утверждать добро...