Слово солдата Победы. Выпуск 2Слово солдата Победы. Выпуск 4Слово солдата Победы. Выпуск 5Слово солдата Победы. Выпуск 6Живая память. Выпуск 5Живая память. Выпуск 7Слово солдата Победы. Выпуск 10Слово солдата Победы. Выпуск 11

Живая память. Выпуск 5

Год издания: 1970
Количество страниц: 752

В сборнике представлены воспоминания, очерки, дневники, статьи, интервью, письма, стихи, фотографии военных журналистов, прошедших дорогами Великой Отечественной войны, оставившие для потомков слова «живой» памяти о тяжелых и героических днях борьбы с немецко-фашистскими захватчиками, трудовых подвигах советских людей, в короткие сроки восстановивших порушенные войной города и села.
 


Живая память. Выпуск 5. Содержание


О фронтовом братстве

Все началось, можно сказать, случайно. В мои руки попал томик стихов Ярослава Смелякова. Читаю и натыкаюсь на такое четверостишье:
Мы оценить их подвиг тяжкий
По справедливости должны.
Снимите шляпы и фуражки
Перед саперами войны...
Тематика войны меня и в бытность, когда я почти тридцать лет была тележурналистом, и после выхода на пенсию уже в качестве автора публикаций на страницах газеты, - всегда привлекала. Сколько километров шосткинской пленки было отснято, смонтировано, озвучено! Где все это? Для меня все это как бы ушло в небытие.
Труд журналиста-газетчика материализован. Он, в отличие от труда тележурналиста, оставляет в твоем столе след - вырезки или газеты... Но это так, к слову.
Вернусь к четверостишью. Оно по-хорошему взволновало меня словами «подвиг тяжкий» (позднее услышала: "саперы - чернорабочие войны") и последними двумя строчками. Видимо, поэт знал о саперах что-то такое, чего не знала я.
А между тем приближалось 50-летие Победы. В газете «Красногорские вести» попросили меня написать очерк о героях Великой Отечественной. И тут мне вновь пришло на ум четверостишье Смелякова. Захотелось отыскать именно сапера и о нем написать. И нашла в Красногорске. И не одного, а двух - Александра Семеновича Океанова и Владимира Васильевича Воробьева. О них и написала зарисовку для районной газеты. Ее опубликовали.
А через восемь лет по просьбе моих коллег - ветеранов журналистики я подготовила книжный очерк. На этот раз - о фронтовом братстве одного из саперов и военкоре, писавшем об этом сапере в армейской газете в годы Великой Отечественной Впрочем, всему свое место.

САПЕР
Итак, об Александре Семеновиче Океанове. Подполковник в отставке, а тогда, в 44-м, молодой командир роты 15-й штурмовой инженерно-саперной бригады. «Орлом Карпат» называли его участники горных сражений. «Орлом Карпат» называл его и корреспондент газеты «За нашу победу».
Встреча старшего лейтенанта Океанова с военкором Вышеславским произошла в самом сердце Карпатских гор, на Русском перевале. Спустя многие годы он напишет в письме отставному подполковнику: "Наш бесстрашный Орел! Мне вспомнились те замшелые ели и вековые буки, под которыми я встретил Вас и брал у Вас материал для газеты 2-й гвардейской армии "За нашу победу". Как это было давно, и в то же время будто вчера. Ибо таков парадокс памяти: дни величайшего душевного напряжения помнятся до последней секунды, во всех подробностях..."
А незадолго до Победы, в феврале 1945-го, в армейской газете были напечатаны стихи Леонида Вышеславского, посвященные славному «Орлу Карпат», командиру штурмовой саперной роты Океанову:
Среди поднебесных туманов,
Не зная дороги назад,
Победно идет Океанов
По хмурым уступам Карпат.
Сияет в таком Человеке
Краса его славной земли.
Такого бы древние греки
Своим божеством нарекли...
Моему повествованию об этом незаурядном человеке поможет фронтовой дневник конца лета и осени 42-го года. Записи делались в минуты затишья, а когда они случались, 19-летний командир взвода, выпускник военного училища вспоминал 0 такой далекой теперь для него мирной жизни:
«Пишу и вдруг слышу голос Козловского, поющего давно знакомую мелодию: "О природа! Ты так прекрасна. Над веками и годами властна. Я перед тобой в торжественном молчании весь ослеплен". Как любил я эту пластинку играть дома. Вдруг мне захотелось
плакать. Стало так тяжело, так грустно. Кто-то скажет: «Мальчишка» (19 августа 1942 г. Северо-Кавказский фронт).
Они были такими молодыми, эти безусые юнцы: солдатики, старшины, младшие лейтенанты... Двадцать, девятнадцать, восемнадцать лет, а то и того меньше. Тревожные сводки Совинформбюро сорок первого разными путями приводили их в военкоматы. Горькие слезы матерей не могли остановить их. Они совершали на фронте ратные подвиги, переходящие в легенды, но безумно, как дети, скучали по маме.
А я в Россию, домой хочу,
Я так давно не видел маму...
Так что это? И в самом деле, тоска мальчишки по родным кричит из дневника? Тоска по близким, по дому?.. Но он получил только что письмо оттуда - там все в порядке...
Или это страх? Когда кругом смерть, над городом столбы разрывов...
"Щебеча пулеметами, "мессершмитты" носились над городом, заходили в пике и тоже сыпали мелкие бомбы. Впервые я немного струхнул. Осколки сыпятся градом, и некуда укрыться. Черт его знает, царапнет и все, сразу ноги протянешь" (4 октября 1942 г.).
Мы ведем с Александром Семеновичем беседу, не замечая времени. Человеческая память не делит людей на живых и мертвых. Не все выжили, не все вернулись с войны домой. Но кто остался жив, будет помнить о них, как о людях живых.
"День угасал, уходил еще один день, горький день отступления, уносящий много жизней, день страданий и мук миллионов..." Просматриваю листок за листком, снова возвращаюсь к прочитанному... август, сентябрь, октябрь, декабрь трудного 1942-го года. Иногда случалось такое, что не было настроения писать, но он писал, события обязывали. По нескольку раз в день бомбят город. Один раз три бомбы упали близко от него, в 100 метрах. Тревожные мысли о наших военных неудачах, исходе войны не дают покоя...