Слово солдата Победы. Выпуск 2Слово солдата Победы. Выпуск 4Слово солдата Победы. Выпуск 5Слово солдата Победы. Выпуск 6Живая память. Выпуск 5Живая память. Выпуск 7Слово солдата Победы. Выпуск 10Слово солдата Победы. Выпуск 11

Живая память. Выпуск 5

Год издания: 1970
Количество страниц: 752

В сборнике представлены воспоминания, очерки, дневники, статьи, интервью, письма, стихи, фотографии военных журналистов, прошедших дорогами Великой Отечественной войны, оставившие для потомков слова «живой» памяти о тяжелых и героических днях борьбы с немецко-фашистскими захватчиками, трудовых подвигах советских людей, в короткие сроки восстановивших порушенные войной города и села.
 


Живая память. Выпуск 5. Содержание


...И нахлынули воспоминания

Передо мной лежит потершийся на сгибах листок. Это № 1 нашей газеты от 31 октября 1941 года. В правом верхнем углу на второй
полосе под заголовком, вырезанном на куске линолеума: «Федя Петров», напечатан в две колонки маленький очерк о юном разведчике, которому еше не исполнилось 14 лет. Шустрый мальчишка из прифронтового села, проводив отца на войну, явился в нашу часть и сказал:
- Возьмите меня к себе. Я тут все дороги знаю. Могу куда угодно провести.
«С тех пор прошло полтора месяца. Не один раз водил за это время Федя разведчиков в глубокий тыл к немцам; не один раз встречался с партизанами, указывая им фашистские склады, аэродромы. Сейчас Федя ранен и находится в нашем госпитале, но дело идет на поправку. . . Пройдет еще несколько дней, и опять из глубины тыла противника появится маленький и боевой Федя. По-военному, гордо и смело он доложит командиру:
- Ваше приказание выполнено. Группа разведчиков была в местечке Н. и вернулась оттуда без потерь».
Внизу подпись: "И. Реформатский". Таков был мой дебют в нашей дивизионной газете... И нахлынули воспоминания.
...Несколько слов о нашей дивизии - 84-й мотострелковой, стоявшей с лета 1940 года в Вильнюсе и 22 июня принявшей первый бой с гитлеровцами. Под натиском превосходяших сил противника мы вынуждены были отходить.
Этот трагический день мне довелось встретить в звании младшего сержанта, командира расчета зенитно-пулеметной установки ЗПУ-4. Мы вели огонь против немецких самолетов Ю-52. 3 июля нам удалось сбить один из них. А затем - окружение. В августе вышли, сохранив знамя дивизии, которое капитан Михалев вынес под гимнастеркой.
Собрав вышедшие к Валдаю остатки частей и подразделений, руководство дивизии по решению высшего командования занялось переформированием соединения, и наша дивизия из моторизованной превратилась в стрелковую, сохранив свой номер - 84-я. А к концу войны получила наименование Харьковской, была награждена орденом Красного Знамени, два ее полка стали Кишиневскими, один Будапештским и все были удостоены боевых орденов - Суворова, Кутузова, Александра Невского. Но редакция дивизионной газеты «Красный Воин» не вышла из окружений и судьба ее осталась неизвестной.
Встал вопрос о срочном воссоздании газеты. Политуправление Северо-Западного фронта прислало редактора старшего политрука Ивана Ильича Яскина и литсотрудника политрука Мордуха Самуиловича Шульмана. Первый ранее редактировал одну из районных газет в Ленинградской области, а второй был редактором газеты в районном центре Оленино, недалеко от Ржева. В одном из полков нашли младшего политрука Иосифа Францевича Дудалева, учителя неполной средней школы в белорусском городке Буда-Кошелево Гомельской области. Меня в политотделе знали как грамотного, шустрого паренька, призванного в армию в 1939 году с первого курса университета, которому подыскивали подходящее место после переформирования дивизии. Зенитно-пулеметных установок в соединении не осталось, а потому решено было меня прикомандировать к новой редакции газеты. Неграмотную газету выпускать было нельзя, а с русским языком у Дудалева, преподававшего в белорусской школе, и у Шульмана, имевшего образование в объеме хедера - начального еврейского училища в Клинцах, были известные «сложности». Редактор же был занят больше организационными вопросами и планированием очередных номеров газеты.
Вот так в конце октября 1941 году военная судьба открыла мне путь во фронтовую журналистику, чему я остаюсь верным на протяжении всех 60 с лишним лет, прошедших в тех пор. Если первая моя публикация о Феде Петрове была пересказом факта, сообщенного в политдонесении, то второй материал «Подвиг Ткаченко», где говорилось о том, как (именно, как!) группа разведчиков во главе со старшим сержантом Ткаченко сумела вытащить нашу пушку из-под носа у гитлеровцев, представлял собой уже авторскую работу...