Слово солдата Победы. Выпуск 2Слово солдата Победы. Выпуск 4Слово солдата Победы. Выпуск 5Слово солдата Победы. Выпуск 6Живая память. Выпуск 5Живая память. Выпуск 7Слово солдата Победы. Выпуск 10Слово солдата Победы. Выпуск 11

Живая память. Выпуск 5

Год издания: 1970
Количество страниц: 752

В сборнике представлены воспоминания, очерки, дневники, статьи, интервью, письма, стихи, фотографии военных журналистов, прошедших дорогами Великой Отечественной войны, оставившие для потомков слова «живой» памяти о тяжелых и героических днях борьбы с немецко-фашистскими захватчиками, трудовых подвигах советских людей, в короткие сроки восстановивших порушенные войной города и села.
 


Живая память. Выпуск 5. Содержание


И моряки ковали победу

И МОРЯКИ КОВАЛИ ПОБЕДУ

Успех Великой Отечественной войны складывался не только из больших операций, сражений и битв, но также из повседневных боев местного значения, подвигов и героических поступков воинов. О некоторых из них, мало известных читателям, рассказывает ветеран войны, бывший фронтовой корреспондент центрального флотского журнала «Морской сборник».

"СМЕТЛИВЬІЙ" ТОРПЕДИРОВАЛ ПОДЛОДКУ
1941 год
С первых дней войны балтийский эскадренный миноносец "Сметливый", на котором служил автор этих строк, старший инженер лейтенант, вел активные боевые действия. Когда в ночь на двадцать второе июня над Ригой появились немецкие самолеты, корабельные зенитчики под руководством командира батареи лейтенанта Андрея Ильясова открыли интенсивный огонь. И под крики "Ура!" сбили двух воздушных пиратов. Эта маленькая победа вселила уверенность в боевые возможности членов экипажа. С этой уверенностью моряки уже на следующую ночь несли дозорную службу в Ирбенском проливе и ставили там якорные мины. А этот пролив представляет собой как бы «горлышко бутылки», закрывающее вход в Рижский залив. По данным разведки, на наших минах подорвались два корабля противника, пытавшихся форсировать пролив и затем подойти к Рижской военно-морской базе.
На обратном пути эсминец атаковали немецкие пикирующие бомбардировщики. Причем их хитрую тактику сразу же распознал командир корабля капитан 2 ранга Василий Нарыков. Он понял, что самолеты заходили со стороны солнца, причем с выключенными моторами!
Пытались сбросить бомбы прямо на верхнюю палубу. Корабль отбивался пулеметно-пушечным огнем. Но в критические моменты, когда сигнальщики докладывали об отрыве бомб от самолета, командир командовал: "Лево руля! Обе вперед, самый полный!" В следующий раз звучала команда: "Право руля!" И все бомбы падали в воду далеко от борта корабля. Немецким пиратам досталось крепко: один "юнкерс", охваченный пламенем, рухнул в воду, другой, оставляя за собой дымный шлейф, планировал к берегу, но вряд ли туда дотянул.
Боевой подвиг в то время совершили не только артиллеристы, сигнальщики, но и машинисты, другие специалисты: ведь корабль - оружие коллективное. И успех в поединке с врагом зависит от каждого члена экипажа, выполняющего долг на своем боевом посту. Когда случилась небольшая заминка в работе одного из агрегатов второго машинного отделения, старшины первой статьи Василий Смирнов и Николай Климашин быстро устранили неисправность. И командир корабля без перерыва мог командовать: "Полный вперед!" Эта команда еще не раз раздавалась при встрече с воздушным противником. И подводным тоже. Однажды при плавании в Финском заливе гидроакустики доложили об обнаружении шума подводной лодки. Капитан 2 ранга Нарыков приказал атаковать противника. Командир минно-торпедной боевой части, мой корабельный друг капитан-лейтенант Петр Иванов быстро определил необходимые данные, нажал на кнопки и выпустил две торпеды. Командующий Балтфлотом вице-адмирал В.Ф. Трибуц поздравил "сметливцев" с важной победой. А Петру Иванову вручили первую награду - орден Красного Знамени.
Эсминец участвовал в постановке мин в Лужской губе, у острова Гогланд, и ни один немецкий корабль не смог пробиться к Кронштадту. Своей артиллерией подавлял огонь гитлеровских батарей под Ленинградом. Когда вражеские войска предприняли очередную попытку прорвать оборону города на Неве, только наш корабль выпустил подряд 598 снарядов из орудий главного калибра, разгромил скопление войск и боевой техники врага, заставил его отступить. Это было 19 сентября сорок первого года. Правда, и нам досталось: потом мои подчиненные матросы (а я отвечал за живучесть корабля) насчитали более двухсот пробоин в надводной части, и ни одной - ниже ватерлинии. И это благодаря тому, что все время маневрировали, давали то полный вперед, то малый или задний ход, уклоняясь от прямых попаданий. Турбины работали подчас на пределе мощности. Мне, инженеру-механику, приходилось метаться от одного агрегата к другому, следить за их техническим состоянием, помогать вахтенным, в трудные моменты ободрять их. Мой вклад в боевой успех корабля был отмечен государственной наградой - орденом Отечественной войны I степени.
После войны уже в качестве корреспондента газеты «Советский Флот», журнала «Знаменосец» мне довелось плавать на многих кораблях, в том числе на атомном ледоколе «Ленин» в Арктике. Но особенно памятный поход вокруг Европы, из Североморска в Севастополь, совершил на современном «Сметливом››. Это большой противолодочный корабль уже с ракетным вооружением. А название свое он унаследовал от того эсминца, на котором я начинал службу, получил боевое крещение. И тяжелое ранение. После излечения стал фронтовым корреспондентом. В моих походных блокнотах сохранилось немало интересных боевых эпизодов, свидетельствующих о высоком боевом мастерстве, смелости и мужестве, проявленным в боях с врагом, корабельных матросов, старшин и офицеров, бойцов в полосатых тельняшках морской пехоты, морских летчиков.

МОРСКОЙ "ПОКРЫШКИН"
Мечты Василия Голубева стать летчиком постепенно сбывались после окончания Ленинградской планерной школы Осоавиахима, Высшей летной школы и Военно-морского авиационного училища в Ейске. В войну вступил уже опытным летчиком-истребителем. Воевал в составе ВВС КБФ с первого до последнего дня войны. Вместе со своими боевыми друзьями он летал и воевал на очень тяжелом участке фронта, защищая Ленинград, Кронштадт, военно-морскую базу на полуострове Ханко, «Дорогу жизни» на Ладожском озере. Прикрывал в море корабли, содействовал нашим войскам в обороне и наступлении. Правда, в начале войны наши истребители И-16, «ястребками» их называли, уступали немецким "мессершмиттам" в скорости...