Слово солдата Победы. Выпуск 2Слово солдата Победы. Выпуск 4Слово солдата Победы. Выпуск 5Слово солдата Победы. Выпуск 6Живая память. Выпуск 5Живая память. Выпуск 7Слово солдата Победы. Выпуск 10Слово солдата Победы. Выпуск 11

Слово солдата Победы. Выпуск 11

Год издания: 1970
Количество страниц: 488

В книге собраны воспоминания непосредственных участников боев и сражений Великой Отечественной войны: артиллеристов, пехотинцев, летчиков, саперов, связистов, разведчиков, партизан. Дошедшие до Победы и многие из них дожившие до ее 60-летнего юбилея, они рассказывают о тяготах войны и великом стремлении сокрушить врага.

При редактировании воспоминаний сохранены обороты речи авторов, передающие атмосферу суровых военных будней.

Книга обращена к широкому кругу читателей.


Слово солдата Победы. Выпуск 11. Содержание


Солёна

1 . НАША СЕМЬЯ
Уже третий месяц шла война. Через наш шах-
терский поселок гнали на восток гурты скота. Было жарко, пыльно,
душно.
Мы жили около школы у проезжей дороги, и в наш двор часто за-
ходили гуртовщики. Они были пыльные, усталые, до черноты прока-
ленные солнцем. Заходили, чтоб из колодца достать ведро воды, досы-
та напиться и наполнить фляги.
Гуртовщики говорили, что скот они гонят из-за Днепра - там уже
немец.
- Вы нашего батьку случайно не встречали? - спрашивала мама,
надеясь на утешительный ответ.
Отец ушел на фронт еще в начале июля, и от него мы не получили
ни одного письма. Мне почему-то казалось, что мой отец снайпер. До
войны у нас было охотничье ружье, и отец каждый раз, бывая на охоте,
без добычи не возвращался: зимой приносил зайца, а то и лисицу. Ле-
том не охотился: нельзя, говорил, у зайчихи маленькие зайчата. Да и
лисят убивать не стоит. Пусть подрастут. Осенью - другое дело...
К осени фронт пододвинулся к Донцу.
Ни один гуртовщик не ответил нам, что видел нашего отца. Мы
терпеливо ждали писем с фронта. Мы - это мама, мой тринадцатилет-
ний брат Володя, моя младшая сестра Галя, мой двухлетний брат Леня,
ну и я, восьмилетний мальчишка.
Володя все дни пропадал среди военных, учился на каких-то кур-
сах, сестра играла в куклы, а братик Леня ходил за мной голопузиком,
клянча:"Бодя, нё-нё". Значит, вези его на себе.
Благодаря моему младшему брату я получил прозвище "Бодя".
У меня был закадычный друг Коля Назарько, по прозвищу «Шко-
да». На свое прозвище Колька охотно откликался. Из всех ребят один
я, пожалуй, называл его Колькой, а он меня - Бодей. Мы дружили
крепко, не помню, чтоб ссорились. Я был сильным, но не таким лов-
ким и отчаянным, как он. Поэтому, когда надо было залезть в шкоду,
то есть в чужой сад, он говорил: "Постой на шухере". С ловкостью
обезьяны он перемахивал через дощатый забор и через какие-то десять
минут спрыгивал с забора с полной пазухой груш или яблок, при этом
сиял от удовольствия всеми конопатинами загорелых щек. Он доста-
вал из пазухи самую крупную грушу и вручал мне как премию:
- Это тебе от деда Голяки.
Груша была желтой и пахла медом. Мне хотелось, чтоб Колька на
шкоду брал и меня с собой, но он каждый раз упорно твердил: «Ни», а
когда я настаивал, терпеливо объяснял:
- Ну, возьму я тебя на шкоду, а там - Песя-волкодав. Да он же
тебя в клочья...
- Но тебя же не в клочья?
- Так то меня...
С собаками поселка Колька общался запросто, и они, завидев его
издали, весело виляли хвостами.
Колькину дружбу с собаками владельцы садов знали, но ничего с
Колькой поделать не могли. На что дед Голяка, хозяин огромного сада,
человек хитрый и нелюдимый (в поселке его презирали), не мог натра-
вить на Кольку своего Песю.
Я замечал, что Колька тайком от хозяина прикармливал Песю: то
сунет ему через забор говяжью кость, подобранную на помойке, то ис-
печенного в золе воробья - и волкодав от такого угощения никогда
не отказывался.
Из живности в семье Назарька была коза Нюшка. Они её держали
для малолетних девочек - Даши и Маши, Колькиных сестренок. Нюш-
ку мы не пасли - она сама бегала за нами: мы лазали по песчаным
буграм - и она с нами, мы взбирались на террикон - и она туда же,
мы играли в подкидного дурака, - Нюшка стояла сзади, заглядывала
в карты. А однажды, чтоб не остаться в дураках, Колька за спину спря-
тал карту - и Нюшка незаметно для Колькиных соперников карту
съела.
Не любила Нюшка только глубокой воды, мелкую, чтоб замочить
только вымя, обожала...