Слово солдата Победы. Выпуск 2Слово солдата Победы. Выпуск 4Слово солдата Победы. Выпуск 5Слово солдата Победы. Выпуск 6Живая память. Выпуск 5Живая память. Выпуск 7Слово солдата Победы. Выпуск 10Слово солдата Победы. Выпуск 11

Слово солдата Победы. Выпуск 11

Год издания: 1970
Количество страниц: 488

В книге собраны воспоминания непосредственных участников боев и сражений Великой Отечественной войны: артиллеристов, пехотинцев, летчиков, саперов, связистов, разведчиков, партизан. Дошедшие до Победы и многие из них дожившие до ее 60-летнего юбилея, они рассказывают о тяготах войны и великом стремлении сокрушить врага.

При редактировании воспоминаний сохранены обороты речи авторов, передающие атмосферу суровых военных будней.

Книга обращена к широкому кругу читателей.


Слово солдата Победы. Выпуск 11. Содержание


По велению судьбы

ПО ВЕЛЕНИЮ СУДЬБЬІ
Шумел сурово Брянский лес... Сколько воспо-
минаний навевают эти слова А. Софронова. С чего начать?
Идет снег. Он напомнил мне ту зиму 1941 г., суровую, морозную,
снежную, страшную. Застала меня зима в селе Смелиж и в Красной
Слободе, куда я убежала, в глушь Брянского леса от фашистов. Сколь-
ко было ненависти, зла и энергии против них - непрошеных гостей.
Было необъяснимое желание перебить их одним ударом сразу всех.
Красная Слобода... Как много о ней можно вспоминать. Это очень
красивое место на Брянщине. Её глухие леса стали прибежищем для
многих советских военнослужащих, оказавшихся в окружении в пер-
вые месяцы войны. Те, кто не сдался в плен, пробирались тайком на
восток, надеясь догнать фронт, который был далеко. В этих местах
зарождалось партизанское движение. Из первых малочисленных групп
(10-15 человек), которые со временем, при поддержке местных жите-
лей превращались в многочисленные партизанские отряды, затем объ-
единялись в крупные соединения.
Как это происходило? Об этом я и поведу свой рассказ.
В 1940 г. я окончила 10-й класс в Суземке - райцентре Брянской
области (до войны Орловская область). С детства у меня была мечта:
окончу школу - поеду в Москву учиться. Поехала, но экзамены не
сдала. И что делать? Мама говорит: "Иди работать учителем к сестре
в село Красную Сободу". В этом селе была неполная средняя школа.
Директором школы был муж моей сестры Анны, Анатолий Иосифович
- математик с высшим образованием. Сестра - учитель начальных
классов.
Конечно, в семнадцать лет работать учителем без специальной под-
готовки трудно. Дали мне второй класс и ещё уроки рисования в пя-
тых - седьмых классах, хотя специального образования у меня не было,
а желание работать было. Как-то приспособилась, помогали старшие.
Впервые я читала много литературы, в школе была хорошая библио-
тека, было много свободного времени. Работали в школе и молодые
учителя, с которыми мы в клубе устраивали театральные постановки,
танцевали. Думала, как закончится год, опять поеду в Москву сдавать
экзамены, мечтала о цыганском театре.
На выходной я уезжала в Суземку, домой к родителям, это кило-
метров 25 с лишком. Ходила пешком или ехала поездом до разъезда
Неруса, а потом - пешком ещё километров десять. Однажды, возвра-
щаясь после выходного, ночью доехала до разъезда Неруса, ждать до
рассвета не пришлось, встретился попутчик из села Черня, через кото-
рое мне надо было проходить. Мы ночью пошли до Черни. Моим по-
путчиком оказался учитель литературы местной школы. Он пригласил
меня к себе домой переждать до рассвета, чтобы одной не страшно
было продолжать путь. Я не отказалась. Семья его уже спала, он тоже
лег спать, человек он был немолодой, чувствовалось, что он устал. Я
посидела часа полтора до рассвета, читала М.Ю. Лермонтова. Как толь-
ко начало светать, тихонько ушла. От деревни Черня до Красной Сло-
боды было километров семь. Раньше я не замечала такой красоты и
благоухания природы, как в это утро на рассвете. В это время, очевид-
но, мы спим.
Была весна, начало мая, свежая зелень вокруг, появились цветы.
Сколько свежести ранним утром, что этого нельзя описать и выразить
словами. Было тихо-тихо, чуть светало, я шла одна, страха не было,
была заворожена красотой леса. Птицы пели на все лады разными го-
лосами, перебивая друг друга. Это самое сильное мое впечатление в
юности перед войной от Брянского леса. Тогда мне казалось, что ник-
то и ничто не может остановить мои желания. Когда я утром пришла
на урок к второклассникам, я не могла ни о чем другом говорить, кро-
ме как о красоте, которую я увидела этим волшебным утром. Таким и
осталось оно у меня в памяти на всю жизнь.
Закончился учебный год. Наступило лето 1941 г. Я уехала домой
к родителям в Суземку. Был солнечный теплый день, я занималась
уборкой в доме и услышала по радио, что началась война. Это было
22-е июня. Ничего никому не сказала, пошла в военкомат проситься
на фронт. Макаров, наш военком, помню, сказал мне тогда: "Девоч-
ка, что ты там будешь делать? Иди домой к маме". Пришлось его
послушать.
Но время шло, уже с запада раздавалась канонада, а к сентябрю к
нам уже подходил фронт. С Украины приближались фашисты, наша
армия отступала и попала в кольцо. Наш район был окружен. Моя се-
мья из райцентра Суземки уехала на хутор Василек, в десяти километ-
рах, где жила моя старшая сестра Фрося. У нее была корова, картош-
ка, там можно было как-то жить.
Когда наши войска оказались в Суземке, мы с Тамарой, моей одно-
классницей, попросились взять нас в армию. Чтобы мама не беспокои-
лась, я побежала на хутор Василек сказать, что ухожу с армией. Но
когда я вернулась часа через четыре, войска уже ушли. Ушла с ними и
моя подруга. Что делать? Я старалась найти отца, который вместе с
другими работниками района находился в глуши леса в землянках, за-
ранее подготовленных на случай прихода фашистов. Их найти было
невозможно. Тогда я ушла в Красную Слободу, это в глуши леса. Сест-
ра Анна еше была там, но вскоре она тоже уехала на хутор Василек,
где как-то можно было выживать вместе. Её муж уже был на фронте. Я
же осталась в Красной Слободе, а потом перебралась в глушь леса, в
деревню Смелиж. Жила у Даши, знакомой моей сестры.
Деревня Смелиж находилась от Красной Слободы километрах в
трех. Я знала, что председатель колхоза Иванчиков связан с местными
партизанами, которые сидели в землянках и никак не давали о себе
знать. Там был и мой отец. Как я ни старалась найти своих - не полу-
чалось, конспирация у них была отличная. Встречалась я с местными
учительницами, к которым приходили братья из окружения. Вначале
они прятались, а позднее вступили в партизанский отряд. Это позднее,
а в октябре были и такие (их единицы), кто сдавался в плен доброволь-
но. Командиры пытались перейти через линию фронта, но мало кому
удавалось.
В городах и селах гитлеровцы размешали свои гарнизоны, создава-
ли органы оккупационной власти, в населенных пунктах насаждали
бургомистров, старост, полицию и агентуру гестапо...