Дни воинской славы РоссииВасилий МаргеловАнатолий ГрибковГерои Полтавской битвыКонстантин ВершининФлотоводцы - Великой ПобедеНиколай ОстряковГерои Хасана

Николай Остряков

Автор: А.С. Балакирев, А.А. Логинов
ISBN: 978-5-7030-1057-0
Год издания: 2012
Количество страниц: 220

Книга-альбом посвящена замечательному человеку – москвичу Николаю Алексеевичу Острякову (1911 – 1942). Это был один из зачинателей парашютного дела в СССР, в дни национально-революционной войны в Испании прославившийся как храбрый и удачливый летчик-бомбардировщик. В конце тридцатых стал самым молодым генералом Красной Армии. В 1942 году Н.А. Остряков, командуя авиацией Черноморского флота, погиб при защите Севастополя, посмертно был удостоен звания Героя Советского Союза.
Представленные в книге архивные документы, воспоминания, фрагменты художественно-документальных повествований и фотографии рисуют образ человека, уникально сочетающего отвагу и острый аналитический ум, выдающиеся организаторские способности и редкую душевную чуткость и деликатность.
Книга рассчитана на широкий круг читателей.


Николай Остряков. Содержание


Между боями

Шли ожесточенные бои. Командиры и бойцы жили одной целью – устоять, не допустить врага в Севастополь. И все же, несмотря на тяжелое положение на фронте, командование Приморской армией, Черноморским флотом, Севастопольским оборонительным районом стремилось создать в короткие минуты передышки близкие к мирному времени условия повседневного быта. Об удивительных, очень человеческих отношениях, которые умел создать вокруг себя Н.А. Остряков, повествует К.Д. Денисов:
«Сейчас трудно представить, как это, находясь на клочке земли, омываемом с трех сторон водой, где только и ориентиров – один Херсонесский маяк, при частых бомбежках и напряженной боевой работе мы думали еще и о культурном досуге. Жизнь есть жизнь, и она требовала своего. Конечно, в период отражения первого и второго вражеских штурмов, а также в передышке между ними до выступлений артистов и сеансов кино дело не доходило, но эскадрильская самодеятельность все же существовала. Зарождению ее мы обязаны были прежде всего своему командующему генерал-майору авиации Острякову. Как-то вечером, после ужина, он зашел в столовую летно-технического состава, расположенную в 200 – 300 метрах от маяка, в небольшом строении барачного типа. После разговора о делах на фронте и одобрения смелых действий разведчиков эскадрильи командующий спросил:
– А художественная самодеятельность у вас есть, товарищи?
Присутствующих смутил вопрос, но комсорг А. М. Борисов заявил:
– Есть, товарищ генерал!
– И показать ее вот прямо сейчас можете?
– Можем! – теперь уже хором ответили авиаторы.
Николай Николаев принес баян и виртуозно сыграл одну за другой несколько веселых мелодий. Затем начались пляски. Свое мастерство показали Саша Кособьянц и Иван Белозеров. Кто-то продекламировал отрывок из «Злоумышленника» А. Чехова. Потом Алексей Колесников затянул свою любимую песню про ямщика. Когда пропел ее последние слова: «Налейте, налейте скорей мне вина, рассказывать больше нет мочи», командующий встал и вместе со всеми присутствующими зааплодировал. Не без волнения сказал:
– Я вижу, вы преуспеваете не только в выполнении боевых заданий, но и в самодеятельности. Пятницкий, – обратился он к комиссару эскадрильи, – поделитесь опытом организации самодеятельности с другими подразделениями.
– Есть, товарищ командующий! – несколько взволнованный происшедшим, отчеканил старший политрук Григорий Пятницкий.
В тот вечер летчики отдохнули особенно хорошо, интересно. Командующий, пожелав нам развивать самодеятельность, отправился не на КП ВВС флота, размещавшийся в подземном сооружении на Историческом бульваре в Севастополе, а на Херсонес в 8-й полк, где бывал регулярно, причем неоднократно намеревался слетать на боевое задание,
но «добро» на это ему Военный совет флота не давал.
С легкой руки командующего, наш досуг становился все более разнообразным. В районе расположения эскадрильи А.А. Губрия имелась большая землянка с надежным перекрытием. В ней, прозванной «Дворцом культуры», в длинные осенние и зимние вечера часто собирались преимущественно летчики, поскольку техники вечерами и ночами
работали. Играли в шахматы, затевали разные игры и даже танцевали. Делились боевым опытом, спорили, доказывая, как лучше прикрывать сопровождаемых «илов» или бомбардировщиков, вести воздушный бой, атаковать воздушные и наземные цели. Благодаря всему этому коллектив становился более сплоченным, крепло взаимопонимание.
«Красный черноморец», многотиражные газеты «Атака» и «За победу» постоянно показывали передовых авиаторов в бою и при подготовке самолетов на земле...