Дни воинской славы РоссииВасилий МаргеловАнатолий ГрибковГерои Полтавской битвыКонстантин ВершининФлотоводцы - Великой ПобедеНиколай ОстряковГерои Хасана

Николай Остряков

Автор: А.С. Балакирев, А.А. Логинов
ISBN: 978-5-7030-1057-0
Год издания: 2012
Количество страниц: 220

Книга-альбом посвящена замечательному человеку – москвичу Николаю Алексеевичу Острякову (1911 – 1942). Это был один из зачинателей парашютного дела в СССР, в дни национально-революционной войны в Испании прославившийся как храбрый и удачливый летчик-бомбардировщик. В конце тридцатых стал самым молодым генералом Красной Армии. В 1942 году Н.А. Остряков, командуя авиацией Черноморского флота, погиб при защите Севастополя, посмертно был удостоен звания Героя Советского Союза.
Представленные в книге архивные документы, воспоминания, фрагменты художественно-документальных повествований и фотографии рисуют образ человека, уникально сочетающего отвагу и острый аналитический ум, выдающиеся организаторские способности и редкую душевную чуткость и деликатность.
Книга рассчитана на широкий круг читателей.


Николай Остряков. Содержание


Второй штурм

Вернемся к воспоминаниям М.В. Авдеева:
«…Пришла зима. Подморозило, припорошило землю первым снежком. Правда, снег на Херсонесском маяке съедало близкое дыхание моря, но летчики могли видеть его за бухтой Казачьей, и когда поднимались в воздух. Плохая погода и некоторое превосходство в воздухе (перегруппировка войск Манштейна накануне второго штурма) дали нам возможность подготовиться к тяжелым боям. Мы много учили летчиков на земле, отрабатывали пары и их взаимодействие, сколотили постоянные группы по 4-6 самолетов. Ребята успели слетаться, узнать друг друга, изучить район, привыкнуть к морю. Ранним утром семнадцатого декабря механики залили в систему охлаждения теплую воду, опробовали на всех режимах моторы и укутали их стеганными на вате чехлами. На аэродроме воцарилась гулкая тишина. Ждали, как и вчера, приказа на вылет.
Мажерыкин (адъютант, т.е. начальник штаба эскадрильи. – Сост.) остался на КП у телефона, а Ныч и я вышли на воздух.
– Подышим свеженьким, – сказал Батько (прозвище замполита И.К.Ныча. – Сост.), посасывая погасшую трубку. Он снял крышку самодельной зажигалки, загородил ладонью фитиль и чиркнул по колесику. В этот миг загрохотало на переднем крае – по всей подкове от Бельбекской долины до Балаклавы. Я механически глянул на ручные часы, было
ровно восемь.
– Подышали!
Грохот усиливался. В дело вступила наша артиллерия горизонт заволакивало дымом. Нам не стоялось на месте. Смотрели на север, а спиной чувствовали: вот-вот откроется дверь и Мажерыкин крикнет: «По самолетам!» Мысленно мы были уже в воздухе. И вот открылась дверь домика КП. Это я скорее ощутил, чем услышал. Наружу вывалился Кудымов. Крикнув мне и Нычу «Пока!», майор побежал к капонирам.
Взлетали «яки», «миги», «ишаки», «илы», «пешки». По горизонту вороньими стаями тянулись «юнкерсы» и «хейнкели». Вокруг них – белые хлопья разрывов зенитных снарядов. Недалеко от маяка прогуливались «мессеры». Аэродром прикрывала четверка «мигов». В гуле моторов тонули все другие звуки. Казалось, вся авиация поднята, а о нашей эскадрилье забыли. Но вот от командного пункта авиагруппы подъехали на старом «ЗиСе» генерал Остряков, подполковник Юмашев и майор Наумов.
– Кулаки чешутся? – спросил Остряков. – У меня тоже. Ваша задача – я не стал передавать ее по телефону, знал, увижу вас лично – ваша задача: как только самолеты начнут возвращаться с задания, взлетайте всей эскадрильей и смените группу прикрытия аэродрома. Потом оставите у маяка четверку, а с остальными с полчаса побарражируете у Севастополя. Вопросы будут?
– Все ясно, товарищ генерал.
– Выполняйте. Ну, что же, Константин Иосифович, – обратился Остряков к Юмашеву, – по большому кругу?
– А вы, Николай Александрович, что скажете?
– По большому...
Командующий сам рвался в бой. Красиво взлетела их тройка и с набором высоты ушла на север. Вскоре вернулись с задания двухкилевые «петляковы», 5-я эскадрилья поднялась в воздух. Сели «петляковы», приземлились подоспевшие штурмовики, пошли на посадку истребители сопровождения, а в это время к Херсонесскому маяку приближалось до двадцати немецких бомбардировщиков...