Дни воинской славы РоссииВасилий МаргеловАнатолий ГрибковГерои Полтавской битвыКонстантин ВершининФлотоводцы - Великой ПобедеНиколай ОстряковГерои Хасана

Николай Остряков

Автор: А.С. Балакирев, А.А. Логинов
ISBN: 978-5-7030-1057-0
Год издания: 2012
Количество страниц: 220

Книга-альбом посвящена замечательному человеку – москвичу Николаю Алексеевичу Острякову (1911 – 1942). Это был один из зачинателей парашютного дела в СССР, в дни национально-революционной войны в Испании прославившийся как храбрый и удачливый летчик-бомбардировщик. В конце тридцатых стал самым молодым генералом Красной Армии. В 1942 году Н.А. Остряков, командуя авиацией Черноморского флота, погиб при защите Севастополя, посмертно был удостоен звания Героя Советского Союза.
Представленные в книге архивные документы, воспоминания, фрагменты художественно-документальных повествований и фотографии рисуют образ человека, уникально сочетающего отвагу и острый аналитический ум, выдающиеся организаторские способности и редкую душевную чуткость и деликатность.
Книга рассчитана на широкий круг читателей.


Николай Остряков. Содержание


Первый штурм

Бывший командир 3-й эскадрильи 8-го ип ВВС ЧФ К.Д. Денисов в книге «Под нами – Черное море» так описывает события того времени:
«Ранним утром 1 ноября, уставшие и голодные, мы добрались до аэродрома Нижний Чоргунь (в связи с наступлением немцев эскадрилья совершила перебазирование на аэродром под Севастополем. – Сост.). Аэродром, расположенный в долине небольшой речушки Черная в 15 – 20 километрах от Севастополя, не имел укрытий для самолетов, не было здесь и естественных условий для их маскировки. Базировалось тут около 30 штурмовиков и истребителей из различных частей и подразделений, а также несколько учебно-тренировочных самолетов. И все они были видны сверху как на ладони. Старшим здесь был командир 8-го истребительного авиационного полка подполковник К.И. Юмашев.
На полевом аэродроме Байдары обосновался 11-й авиаполк, возглавляемый майором И.М. Рассудковым. В его полку насчитывалось больше 20 самолетов И-5. Из доклада моего заместителя старшего лейтенанта В.Ф. Пьянова следовало, что весь личный состав авиаэскадрильи прибыл и сейчас почти все люди устанавливают для жилья палатки в одном километре от аэродрома. Остались только летчики и техники трех И-16, готовившихся к боевому вылету, и трех И-15, намеченных к перелету на Кавказ.
Солнце клонилось уже к закату, когда на аэродром прибыл новый командующий ВВС Черноморского флота генерал-майор авиации Н.А. Остряков. Многие из нас его ранее лично не знали, но доходили слухи, что он героически сражался в небе Испании, за что имеет государственные награды, обладает ровным характером, выдержкой, внимателен к подчиненным. Теперь нам в этом предстояло убедиться самим. Командующий объехал стоянки самолетов, побеседовал с летчиками и техниками. А командный состав – от командира эскадрильи и выше – прибыл тем временем на КП 8-го авиаполка на совещание. Собралось больше 20 человек. Вошел генерал Остряков и поздоровался с нами с приветливой улыбкой. Впрочем, улыбка сразу сошла с лица, как только генерал приступил к делу.
– Товарищи, обстановка сложилась очень напряженная, – начал он. – Враг выдвигает из глубины свои танковые и моторизованные части и со дня на день может перейти в наступление, чтобы овладеть Севастополем. Наступают суровые дни испытания как для наших сухопутных войск, так и для авиации.
Он остановился на основных задачах авиации: воздушной разведке, ударах по наземным целям, прикрытии с воздуха Главной базы флота и города Севастополя, кораблей в море. Подчеркнул, что в создавшейся обстановке имеет особое значение воздушная разведка.
– Поэтому, – говорил генерал, – она будет вестись два-три раза в сутки в трех секторах на глубину Алушта – Симферополь – Саки.
Как потом показал весь ход боевых действий, воздушная разведка сыграет немаловажную роль не только при отражении первого штурма врага, но и в обороне Севастополя в целом.
– Сегодня мы имеем 44 истребителя, половина из которых И-5, 18 штурмовиков и 31 лодочный самолет, – вслух подсчитывал генерал наличную технику. – Улетят для действий на керченском направлении 11 самолетов. Значит, останется у нас 82 машины. Прямо скажем, негусто. Да, – задумчиво продолжал он, – номеров полков много, а самолетов мало. Считаю целесообразным укомплектовать самолетами и летчиками в каждом полку по одной-две эскадрильи до полного состава и, оставив необходимый резерв, всех остальных летчиков и техников вместе с управлениями полков эвакуировать на Кавказ. Эскадрильи объединить в две группы: колесных и лодочных самолетов. Прошу присутствующих продумать этот вопрос и потом высказать мнения. У нас возникло немало сложностей, – продолжал генерал, – с базированием колесной авиации. Вероятно,
в ближайшие 2 – 3 дня оно не улучшится, хотя на оборудование аэродромов мобилизовано местное население, выделены тыловые подразделения, а работами руководит лично начальник аэродромной службы военинженер 3 ранга Казанский. На Куликовом поле уже заканчивается разбор трамвайной линии, идущей на Балаклаву. Сложнее на Херсонесе – сплошной камень, а техники мало.
Выступившие поддержали идею объединения наличной авиации в две группы, считая, что в этом случае улучшится управление ими и использование авиации в целом.
В заключение генерал Остряков дал указания о закреплении за каждым самолетом двух-трех летчиков, чтобы напряжение на каждый самолет в сутки составляло 12 – 15 боевых вылетов.