Дни воинской славы РоссииВасилий МаргеловАнатолий ГрибковГерои Полтавской битвыКонстантин ВершининФлотоводцы - Великой ПобедеНиколай ОстряковГерои Хасана

Николай Остряков

Автор: А.С. Балакирев, А.А. Логинов
ISBN: 978-5-7030-1057-0
Год издания: 2012
Количество страниц: 220

Книга-альбом посвящена замечательному человеку – москвичу Николаю Алексеевичу Острякову (1911 – 1942). Это был один из зачинателей парашютного дела в СССР, в дни национально-революционной войны в Испании прославившийся как храбрый и удачливый летчик-бомбардировщик. В конце тридцатых стал самым молодым генералом Красной Армии. В 1942 году Н.А. Остряков, командуя авиацией Черноморского флота, погиб при защите Севастополя, посмертно был удостоен звания Героя Советского Союза.
Представленные в книге архивные документы, воспоминания, фрагменты художественно-документальных повествований и фотографии рисуют образ человека, уникально сочетающего отвагу и острый аналитический ум, выдающиеся организаторские способности и редкую душевную чуткость и деликатность.
Книга рассчитана на широкий круг читателей.


Николай Остряков. Содержание


Под куполом парашюта

Проблема подготовки народа к грядущей войне массовых армий с широким использованием технических средств решалась Советским государством в двадцатые годы за счет создания ряда оборонных общественных организаций (Общество содействия обороне – ОСО, Общество друзей воздушного флота – ОДВФ, Общество содействия химической промышленности и противохимической обороне – Доброхим). Стремясь обеспечить единство оборонной политики, государство подталкивало их к укрупнению и слиянию. В январе 1927 года был создан «Союз обществ содействия обороне и авиационно-химическому строительству СССР», сокращенно Осоавиахим СССР.
К оборонной работе был подключен и комсомол. На своем IX съезде, состоявшемся в январе 1931 года, ВЛКСМ, как тогда говорилось, «принял шефство» над Воздушным флотом. Был выдвинут лозунг «Комсомолец – на самолет!». Резолюция съезда призывала «каждую ячейку, каждого комсомольца заботиться о Воздушном флоте», обязывала «все организации комсомола немедленно приступить к созданию авиакружков и клубов». Комсомольскими организациями проводилась большая работа по агитации и направлению в авиационные школы молодых людей (не исключая девушек). Результатом стала подготовка в авиашколах (а с 1935 года в аэроклубах) к 1941 году около 50 тысяч летчиков.
Нам неизвестны в подробностях пути, приведшие Николая Острякова в начальную школу авиадела при Центральной летной школе Осоавиахима, основанную в Москве в 1929 году. С 1931 начальник летной школы, замечательный летчик и авиаконструктор Владислав Константинович Грибовский, подыскал ей новое место на окраине села Тушино близ Москвы (ныне в черте города), что и стало началом знаменитого аэродрома. Скорее всего, Острякова направили в тушинскую школу как активного комсомольца, а также как знающего и любящего технику новатора. А может быть, Остряков успел что-то узнать о ней от такого же, как и он, водителя автобуса, а одновременно планериста Сергея Анохина, еще до того, как тот в 1931 году отправился в Высшую планерную школу в Крым? Потом Анохин вернулся в Москву, вместе с Остряковым учился в Центральной летной школе Осоавиахима, а после в Высшей парашютной школе.
В общем, неудивительно, что любознательный, смелый парень, ищущий приложения своим недюжинным силам, оказался тогда, в 1931 году, в Тушине. Николай без отрыва от основной работы стал посещать начальную авиашколу, иногда в материалах об Острякове ее называют аэроклубом, но это неверно: система аэроклубов была создана при Осо-
авиахиме только с 1934-1935 годов. Как и в аэроклубе, занятия в школе проводились в свободное от работы время.
Мы, к сожалению, почти ничего не знаем об этом периоде жизни Острякова. Официальные документы говорят о нем очень глухо, другие – в том числе автобиография – вообще не упоминают. Между тем, именно здесь-то и случилось самое главное в его жизни – открытие подлинного призвания. Видимо, в этой начальной авиационной школе Николай впервые, еще с инструктором, поднялся в воздух, здесь было принято судьбоносное решение – стать летчиком.
В своей автобиографии он указывает, что «работал шофером по февраль 1932». Тогда же, в феврале или в марте, он был зачислен в состав кандидатов в курсанты (тогда они еще назывались учлетами) Центральной летной школы Осоавиахима.
В семье эта новость была воспринята без энтузиазма. «Ты же разобьешься! Чем тебе плохо работать шофером?» – волновалась мать.
– Разбиться – нехитрая вещь. Надо так летать, чтобы не разбиться! – отвечал он, и, радуясь открывающимся перед ним небывалым горизонтам, говорил: «В счастливое время мы живем! Ты посмотри, как хорошо у нас! Все доступно советскому человеку, только желание надо иметь!
Думается, нечто подобное Николай действительно говорил, так считали тогда многие. Понятно, что сказано это не про доступность материальных благ и удовольствий. В этих словах – убежденность в том, что мечта о преодолении всех преград дружным усилием людей, напряжением их разума и воли уже стала явью, зримой реальностью, и что каждый – «только желание надо иметь» – может найти для себя место в этом могучем движении, выйти за свои привычные границы, стать героем, богатырем, великаном.
Удостовериться в этом можно было прямо на Тушинском аэродроме – здесь не только учили летать на самолетах. Здесь находился и центр спортивного и испытательного планеризма. А возглавлявший планерную школу Леонид Григорьевич Минов, межу прочим, испытывал тогда планер Сергея Королева, который подбирался к своему ракетоплану». Космические устремления созданной при Осоавиахиме Группы изучения реактивного движения (ГИРД) не только не скрывались, но и широко пропагандировались, обсуждались. Остряков вполне мог слышать и знаменитый девиз Ф.А. Цандера – «Вперед, на Марс!».
Другим направлением экспериментальной работы в Тушино, которое также курировал Минов, был парашютизм, дело в то время совершенно новое. Несмотря на то что ранцевый парашют как средство эвакуации пилота при аварии создал в 1912 году русский конструктор Г.Е. Котельников, выпуск и применение...