Дни воинской славы РоссииВасилий МаргеловАнатолий ГрибковГерои Полтавской битвыКонстантин ВершининФлотоводцы - Великой ПобедеНиколай ОстряковГерои Хасана

Николай Остряков

Автор: А.С. Балакирев, А.А. Логинов
ISBN: 978-5-7030-1057-0
Год издания: 2012
Количество страниц: 220

Книга-альбом посвящена замечательному человеку – москвичу Николаю Алексеевичу Острякову (1911 – 1942). Это был один из зачинателей парашютного дела в СССР, в дни национально-революционной войны в Испании прославившийся как храбрый и удачливый летчик-бомбардировщик. В конце тридцатых стал самым молодым генералом Красной Армии. В 1942 году Н.А. Остряков, командуя авиацией Черноморского флота, погиб при защите Севастополя, посмертно был удостоен звания Героя Советского Союза.
Представленные в книге архивные документы, воспоминания, фрагменты художественно-документальных повествований и фотографии рисуют образ человека, уникально сочетающего отвагу и острый аналитический ум, выдающиеся организаторские способности и редкую душевную чуткость и деликатность.
Книга рассчитана на широкий круг читателей.


Николай Остряков. Содержание


Предисловие

17 мая 2011 года исполнилось 100 лет со дня рождения, а 24 апреля 2012 года сравняется 70 лет со дня гибели Героя Советского Союза, генерал-майора авиации Николая Алексеевича Острякова (1911–1942).
У каждого времени свои герои. В 1920–1930-е годы мир бредил авиацией. Тысячи юношей во Франции и Германии, в Советском Союзе и Америке, в Японии и Аргентине шли в летные школы и аэроклубы. Они мечтали научиться преодолевать земное притяжение, чтобы потом свободно парить над планетой – отрешившись от повседневных забот, от мелких корыстных расчетов, от тяжких оков человеческих предрассудков. Летчики составляли подлинное мужское братство – со своим кодексом чести, со своими героями и мучениками, со своей, сводящей девушек с ума униформой – кожаные куртки-«доспехи», «рыцарские» шлемы, защитные очки-«забрала».
Впрочем, и девушки старались не отставать от ребят: имена Марины Расковой и Валентины Гризодубовой гремели в нашей стране рядом с именами Михаила Громова и Валерия Чкалова. Герои-летчики подчиняли себе пространство и время, бросали вызов стихиям – морям и океанам, песчаным бурям и полярным стужам, циклонам и тайфунам. По первому зову спешили они на помощь гибнущим в полярных льдах изыскателям, потерпевшим аварию в глухих уголках планеты исследователям – всем, кто попал в беду, кто пытался совершить невозможное, например, перелететь на хрупком аэроплане через Атлантический океан.
«Одномоторные маленькие самолеты с крейсерской скоростью не более двухсот километров в час – вот чем располагали в это время все страны, претендующие на борьбу с океаном, – писал французский летчик Марсель Мижо, автор блестящей биографии знаменитого писателя-авиатора Антуана де Сент-Экзюпери. – …В 1927 году прославленный военный летчик Нэнжессер со своим механиком Коли вылетел в сторону североамериканского континента на белом самолете со зловещими знаками на фюзеляже: черный гроб, черные свечи, черные скрещенные кости. Через несколько часов полета моряки с одного из кораблей увидели в волнах обломки белого крыла… Еще не утих газетный шум, вызванный гибелью Нэнжессера и Коли, когда с американского аэродрома вылетел другой маленький почтовый самолет и взял курс на Европу. Никому не известный двадцатипятилетний почтовый летчик Чарльз Линдберг понадеялся на выносливость своей рядовой машины. Через тридцать часов непрерывного полета сквозь бури и снег он стал известен всему миру». Атлантический океан был покорен!
Но что мы все о французах? А наш Валерий Чкалов! С ноября 1924 г. он служил в 1-й Краснознаменной истребительной эскадрилье, располагавшейся под Ленинградом. Как-то Чкалов, чтобы опробовать качество ремонта подмоторных рам, ушел из зоны полетов и над Ленинградом за короткое время сделал немыслимое количество мертвых петель, за что получил десять суток гарнизонной гауптвахты. «Сглупил, – каялся Валерий перед командиром эскадрильи Иваном Панфиловичем Антошиным (Батей, как называл комэска Чкалов), – но так уж получилось, – с летчиком Козыревым заключил пари: непрерывно прокручу пятьдесят петель, а вошел во вкус и сделал лишних двести».
По всему Союзу ходили легенды о том, как Чкалов пролетел под ленинградским мостом. А дело было так...