Слово солдата Победы. Выпуск 2Слово солдата Победы. Выпуск 4Слово солдата Победы. Выпуск 5Слово солдата Победы. Выпуск 6Живая память. Выпуск 5Живая память. Выпуск 7Слово солдата Победы. Выпуск 10Слово солдата Победы. Выпуск 11

Слово солдата Победы. Выпуск 6

Год издания: 1970
Количество страниц: 480

В книге собраны воспоминания непосредственных участников боев и сражений Великой Отечественной войны: артиллеристов, пехотинцев, летчиков, саперов, связистов, разведчиков, партизан. Дошедшие до Победы и многие из них дожившие до ее 60-летнего юбилея, они рассказывают о тяготах войны и великом стремлении сокрушить врага.

При редактировании воспоминаний сохранены обороты речи авторов, передающие атмосферу суровых военных будней.

Книга обращена к широкому кругу читателей.


Слово солдата Победы. Выпуск 6. Содержание


"Мое место - Берлин"

«МОЕ МЕСТО - БЕРЛИН››
Теплый июльский вечер 1941 года. Два дня на-
зад экипажи нашего 1-го минно-торпедного авиаполка под командова-
нием полковника Е. Н. Преображенского перелетели из-под Ленингра-
да на остров Эзель (Сааремаа). Поблизости, на материковой части
Эстонии, шли ожесточенные бои советских войск с наступавшими гит-
леровскими полчищами, а здесь, на аэродроме, полным ходом нача-
лась подготовка первого удара наших бомбардировщиков по Берлину.
- Это будет ваш ответ фашистам за Москву! - сказал полковнику
Преображенскому командующий авиации Военно-Морских Сил гене-
рал Семен Федорович Жаворонков. - На подготовку - три дня!
Как раз утром радио разнесло по аэродрому сводку Совинформбю-
ро. В ней сообщалось о новых попытках налета фашистских бомбарди-
ровщиков на Москву.
Услышав об этом, я пошел в штаб, к Преображенскому.
- Мы должны отомстить, - сказал я Евгению Николаевичу. - И
если нам доверят это почетное дело, готов проложить кратчайший мар-
шрут к Берлину.
- Прокладывай! - коротко ответил командир полка. - Но пока
об этом никому ни слова! Сами понимаете, что задание необычное...
Днем на аэродром вновь приехал Семен Федорович Жаворонков.
- Правительство поручило вам, доблестные воины, произвести раз-
ведку и нанести бомбовый удар по столице германского фашизма -
Берлину, - сказал генерал Жаворонков. - Немцы на все лады трубят,
что советская ударная авиация уничтожена и что Берлин вряд ли дося-
гаем для русских с воздуха! Вы должны это опровергнуть.
Все понимали, что путь к Берлину будет нелегким.
Августовские ночи на Балтике короткие, значит, надо вылетать за-
светло, а к Берлину подходить в полночь. После взлета идти надо на
малой высоте, чтобы не обнаружили истребители противника. К этому
времени враг уже базировался на прибрежных аэродромах Эстонии,
Латвии и Литвы. Очень важный фактор - погода. Если Эзель на об-
ратном пути будет закрыт туманом, посадку производить негде. До Ле-
нинграда просто не хватит запаса горючего. Ведь полет рассчитан на 7
часов, иначе говоря, полный радиус действия. Воздушные подходы к
своей столице фашисты прикрыли аэростатами заграждения, плотным
зенитным огнем. Непрерывно патрулировали десятки ночных истреби-
телей.
Все это прекрасно понимали наши летчики: и Евгений Преображен-
ский, и Василий Гречишников, и Афанасий Фокин - все, кому пред-
стояло нанести первый удар по логову Гитлера. У меня самого было
одно настроение - только бы дойти до Цели, сбросить бомбы на Бер-
лин, а что будет после - неважно... Хотелось одного - только бы не
сбили до Цели!
Мы помнили о ранах Ленинграда, видели зверства фашистов... Как-
то я возвращался с Преображенским с задания. У Гатчины мы увидели
трупы расстрелянных с воздуха женщин и детей. Евгений Николаевич,
увидев картину злодеяний фашистов, сказал:
- Что стоит наша жизнь, когда видишь страдания мирных людей?
Но мне хочется отдать свою жизнь лишь после того, как сумею нанести
наибольший урон врагу. А как ты, Петр?
- Тоже так думаю, товарищ командир, - ответил я. И вот уже
идем к самолетам!
Через несколько минут наши машины возьмут курс на Берлин. Нас
провожает комиссар полка Григорий Оганезов.
- Помните, товарищи, за вами весь мир следит!
Первым взлетает в воздух Афанасий Иванович Фокин, за ним Ва-
силий Гречишников, Михаил Плоткин. Поднимаемся и мы.
Вскоре открылись безграничные просторы Балтики. Лунная, звезд-
ная ночь, будто прочно взяла наши самолеты в свои объятья, но не на-
долго. На высоте пяти с половиной тысяч метров выросла густая не-
проглядная облачность.
- Что будем делать, штурман? - спрашивает меня Преображен-
ский. - Бомбить Штеттин или пойдем на Берлин?
- Конечно, на Берлин! - отвечаю я.
В кабине холодно. Деревенеют пальцы. Стрелки Кротенко и Руда-
ков передают по СПУ, что слева в огнях Штеттин.
Я смотрю на проступающую в разрывах облачности изрезанную
береговую черту. На штеттинском аэродроме идут полеты. Гитлеров-
цы, по-видимому, приняв наши самолеты за свои, включают прожекто-
ры, приглашая на посадку. Очень хотелось мне в этот момент сбросить
бомбы на фашистов, но наша Цель - Берлин!
Идем дальше. Наш ДБ-3 упорно лезет вверх. Высота 7000 метров,
где-то внизу - аэростаты заграждения. Врежешься - верная гибель.
Теперь до фашистского логова недалеко. Вовсю светит луна. На воде
- тени от облаков и порой трудно отличить береговую черту от морс-
кой поверхности. И вдруг луна озарила неожиданно открывшийся ги-
гантский город. Берлин... Немцы даже не выключили уличных фона-
рей. Лунные дорожки пролегли через водоемы. Я определяю, где наша
цель, и даю поправку на курс, чтобы ударить поточнее. Ни одна зенит-
ка не ведет пока огонь, значит, нас не ждут... Определив контуры цели
- заводы Симменса, - я вывожу бомбардировщик на боевой курс. В
момент сбрасывания бомб, нажимая на кнопку, я громко кричу: "Это
вам за Москву, за Ленинград, за наших людей!"
Пусть слышит Гитлер шум моторов советских бомбардировщиков,
пусть знает, что мы еще придем сюда не раз и покажем, на что способны!
Стрелок-радист Кротенко передал радиограмму на базу: «Мое мес-
то - Берлин. Задачу выполнили. Возвращаемся».
Над Целью полыхали очаги пламени. Весь город погрузился в тем-
ноту. Только ввысь взметнули свои огненные пики сотни прожекторов.
То тут, то там вспыхивали шапки зенитных разрывов.
Берлин скрылся не сразу. Сорок минут заняла обратная дорога до
Штеттина. Над городом уже бушевал зенитный ураган, но это был
шальной огонь, у страха, как известно, глаза велики.
На рассвете 9 августа наш ДБ-3 коснулся колесами родной земли. В
тот же день фашистское радио сообщило, что в ночь с 8 на 9 августа
1941 года группа тяжелых самолетов ВВС Англии нанесла удар по Бер-
лину - имеются разрушения и убитые...