Слово солдата Победы. Выпуск 2Слово солдата Победы. Выпуск 4Слово солдата Победы. Выпуск 5Слово солдата Победы. Выпуск 6Живая память. Выпуск 5Живая память. Выпуск 7Слово солдата Победы. Выпуск 10Слово солдата Победы. Выпуск 11

Слово солдата Победы. Выпуск 6

Год издания: 1970
Количество страниц: 480

В книге собраны воспоминания непосредственных участников боев и сражений Великой Отечественной войны: артиллеристов, пехотинцев, летчиков, саперов, связистов, разведчиков, партизан. Дошедшие до Победы и многие из них дожившие до ее 60-летнего юбилея, они рассказывают о тяготах войны и великом стремлении сокрушить врага.

При редактировании воспоминаний сохранены обороты речи авторов, передающие атмосферу суровых военных будней.

Книга обращена к широкому кругу читателей.


Слово солдата Победы. Выпуск 6. Содержание


За нами тогда была Москва

ЗА НАМИ ТОГДА БЬІЛА МОСКВА
(Пока живы, пока не забылось)
Не зная прошлого, трудно понять настоящее,
а еще труднее увидеть будущее.
9 октября 1986 года газета "Московская прав-
да" под рубрикой «Почта военных лет» опубликовала маленькую за-
метку, воспоминания Н. Ирбеника. Публикация называлась «История
одного приказа». Сознаюсь, мне очень хотелось откликнуться на эту
публикацию, и я долго ждал, что кто-нибудь отзовется, а потом решил,
что или никого из них уже не осталось в живых, или это весьма важное
событие забыто всеми и навсегда, как это неоднократно случалось в
истории нашего несчастного Отечества на поворотных этапах его за-
путанной и неординарной истории. Я уже написал несколько страниц
о тех незабываемых днях, но другие дела и заботы перебили мое рве-
ние, и я отложил написанное в стол и, как оказалось, надолго. Вначале
я помнил о них, и мне хотелось возобновить свои заметки, но постепен-
но все это перекрылось другими, более важными заботами, и я почти
совсем позабыл о них.
Но вот, перебирая свой архив, я вновь натолкнулся на старые запи-
си и решил продолжить их.
Н. Ирбеник в своей публикации напомнил о первых неделях Вели-
кой Отечественной войны, которая грозной тучей нависла над страной,
изменив привычное течение мирных будней для всего народа, в том
числе и для нас, тогдашних молодых юношей, только вступающих во
взрослую жизнь.
Пусто и тихо стало в городах и селах. Почти в каждом доме от не-
ожиданно свалившегося на всех нас слова - «война» поселилась тре-
вога. Один за другим уходили мужчины на фронт, шла мобилизация.
Военкоматы заполнили добровольцы, которые стремились попасть в
действующую армию, на фронт, чтобы громить фашистов. Этим пат-
риотическим порывом были «заражены» многие молодые люди.
Один за другим на запад, в сторону фронта, двигались эшелоны. В
начале войны вышло постановление Государственного Комитета Обо-
роны (ГКО), которым объявлялась мобилизация населения, в том чис-
ле и старшеклассников, на строительство оборонительных сооружений.
Вот что писал Н. Ирбеник: «В июле сорок первого мне, начальнику
одного из отделений 1-го Госстройтреста НКВД СССР, вручили при-
каз, которым предписывалось приступить к строительству оборони-
тельных объектов в районе города Рославля Смоленской области. Ряд
московских школ выделил для этих целей около пяти тысяч старшек-
лассников; укомплектованные таким образом отряды возглавили ди-
ректора школ или учителя. К предстоящим земляным работам 14~16-лет-
них строителей основательно подготовили, обеспечили шанцевым
инструментом, питанием; во главе бригад поставили наиболее актив-
ных комсомольцев. К сожалению, память моя не сохранила имена тех,
кто самозабвенно, без слез и жалоб вгрызался лопатами или ломами в
твердую землю Смоленщины, кто до ломоты в костях и кровавых мо-
золей на ладонях возил тяжелые тачки, кто вместе со взрослыми соору-
жал доты, дзоты, противотанковые рвы, рыл окопы, траншеи».
Июнь 1941 года для меня и моих ровесников начался безоблачно.
Заканчивался учебный год, и многие из нас, недавних студентов ин-
ститутов, техникумов и учащихся десятилеток, простившись с учеб-
ными заведениями, разъехались кто куда - пошли, как говорится, в
люди ума набираться, не особенно задумываясь над жизненными про-
блемами.
В Европе шла война. Газеты и радио сообщали, что германские вой-
ска взяли Варшаву, а наша доблестная, героическая Красная Армия -
Белосток, Брест, Львов; затем пал Париж, и немцы вошли в Прагу, Вену,
а наши войска освободили от ига Бессарабию с ее столицей Кишине-
вом, Западную Украину. Западную Белоруссию, Эстонию, Латвию,
Литву, которые потом добровольно вошли в состав СССР.
Мы знали, что есть фашисты, которых после заключения 23 августа
1939 года между СССР и Германией "пакта Молотова-Риббентропа"
о ненападении стали называть национал-социалистами. Был беснова-
тый фюрер, но его мы ставили в своем понимании на те же полочки,
что и англо-французских империалистов во главе с Чемберленом и Даладье.
Мы считали, да и наша пропагандистская машина денно и нощно
внушала нам, что Красная Армия всех сильней и если кто посмеет су-
нуть «свое свиное рыло в наш советский огород», то:
И на вражьей земле.
Мы врага разобьем,
Малой кровью, могучим ударом!
Так пели мы в ответ на угрозу вторжения на нашу «священную зем-
лю», «если завтра война».
В песнях, которые мы пели тогда, славился могучий, единый народ,
могучая Рабоче-Крестьянская Красная Армия (РККА):
Непобедимая и легендарная,
В боях познавшая радость побед,
Тебе, любимая, родная армия,
Шлет наша Родина песню-привет...