Слово солдата Победы. Выпуск 2Слово солдата Победы. Выпуск 4Слово солдата Победы. Выпуск 5Слово солдата Победы. Выпуск 6Живая память. Выпуск 5Живая память. Выпуск 7Слово солдата Победы. Выпуск 10Слово солдата Победы. Выпуск 11

Слово солдата Победы. Выпуск 5

Год издания: 1970
Количество страниц: 478

В книге собраны воспоминания непосредственных участников боев и сражений Великой Отечественной войны: артиллеристов, пехотинцев, летчиков, саперов, связистов, разведчиков, партизан. Дошедшие до Победы и многие из них дожившие до ее 60-летнего юбилея, они рассказывают о тяготах войны и великом стремлении сокрушить врага.

При редактировании воспоминаний сохранены обороты речи авторов, передающие атмосферу суровых военных будней.

Книга обращена к широкому кругу читателей.


Слово солдата Победы. Выпуск 5. Содержание


Ворота в Донбасс

ВОРОТА В ДОНБАСС
Нещадно палило августовское солнце. Каза-
лось, нет ни одного метра земли, куда бы не проникали слепящие и обжи-
гающие лучи. Уже давно потрескалась почва на пологих берегах Миу-
са, а над высотами целый день струилось седое марево.
- Будь она неладна, эта жарища! _ говорил мне в сердцах коман-
дир 1-го стрелкового батальона гвардии капитан Александр Семено-
вич Верещагин, вытирая пот с широкого загорелого лба. - Нам, чка-
ловцам, сподручнее морозец... Согласны, товарищ командир?
С Верещагиным можно было наверняка решать успешно любые
боевые задачи. Он был опытным боевым командиром, начинал войну
в пограничных войсках, потом я его встретил в Подмосковье. Тогда
мы действовали в составе 5-й армии под командованием генерала, бу-
дущего Маршала Советского Союза Л. А. Говорова. В ту тяжкую пору
сибиряки и уральцы не подкачали под Москвой, как потом и под Ста-
линградом, а теперь вот боевые маршруты привели к Донбассу.
- Ничего, Александр Семенович, раз выдержали сорокаградусный
мороз, так и жару одолеете! _ успокоил я комбата и спросил:
- Кстати говоря, как вы оборону немцев здесь представляете?
Комбат понял, что я пришел в батальон не ради того, чтоб погово-
рить с ним о погоде.
С наблюдательного пункта открывалась широкая панорама окру-
жающей местности. Перед нами была Донецкая гряда, с ее изменчивым
рельефом, высотами и глубокими впадинами.
- Как-то с женой моей, Татьяной Матвеевной, - начал неожидан-
но комбат, - мы побывали на Кавказе... Так вот: всякий раз, когда я
гляжу туда, за Миус, местные высотки напоминают мне бушующее море,
особенно в те дни, когда ветер дует с гор... Взгляните, товарищ коман-
дир, в стереотрубу. Тут у нас артиллерийские разведчики орудуют. Что
вам напоминают высоты?
- Действительно, похожи на застывшие огромные волны, - со-
гласился я, а сам подумал: «У Верещагина глаз художника».
До самого горизонта тянулась цепь высот с большими и малыми
плато. Одна высота будто подгоняла другую, а все вместе напомина-
ли море, волны которого простирались на запад, этак километров на
30-40.
- А вы подметили, какие склоны у этих высот?
- Не только я, а все мои ротные уже в один голос говорят: брать
высоты будет нелегко. Восточные скаты - крутые, есть обрывистые,
западные - пологие.
Правда, кое-где и с востока есть пологие, но все равно овладевать
ими трудно.
- Что же говорят ваши ротные?
- Такая местность дает возможность противнику располагать свои
силы и средства вне нашего наземного наблюдения, скрытно совершать
маневр резервами как в сторону фронта, так и вдоль него и наносить
внезапные удары, усиливая тот или иной участок своей обороны
Я уж не говорю об одном преимуществе немцев: по мере удаления
на запад каждая из высот в некоторой мере господствует над остающи-
мися позади. И, думаю, не случайно, товарищ подполковник, фашисты
здесь создали "Миус-фронт".
Мне было приятно, что Верещагин так зрело мыслит, - толковый
растет командир.
Конечно, совсем не случайно противник перешел обороне западнее
реки Миус - района для сдерживания наступающих войск лучше не
подберешь. На первом же рубеже гитлеровцы отрыли глубокие тран-
шеи и ход сообщений, оборудовали блиндажи, дзоты, доты, всюду вы-
копали «лисьи норы» - убежища в земле, установили бронеколпаки,
проволочные заграждения, обильно начинили местность противотан-
ковыми и противопехотными минами.
Чтоб не быть застигнутыми врасплох, на проволочных загражде-
ниях немцы поставили сигнализацию: чуть тронул ночью едва замет-
ную нить, как в воздух взовьется ракета и станет светло, как днем.
Чуть забегая вперед, скажу прямо, что система инженерных соору-
жений западнее реки Миус мало в чем уступала знаменитому Гумби-
ненскому укрепленном району в Восточной Пруссии, который нашему
полку тоже довелось прорывать осенью 1944 года.
Противник хорошо понимал, что прорыв обороны на Миусе от-
крывает советским войскам ворота в Донбасс, на Украину. Поэтому
свою оборону немцы строили с таким расчетом, чтобы перед первым и
вторым своими оборонительными рубежами измотать и обескровить
наши войска, а перед третьим заставить нас ввести в сражение основ-
ные силы и средства, после чего нанести второстепенный отвлекающий
удар с фронта, нацелив свои усилия на наши фланги. Контрударом с
флангов фашистское командование намеревалось окружить и уничто-
жить наши главные силы, а остатки их отбросить за реку Миус. Дваж-
ды, в марте и июле 1943 года, противнику удавалось приостанавливать
советское наступление.
И вот теперь, в августе, предстояло новое наступление.
3-й Гвардейский стрелковый корпус был включен в первый эшелон
на направлении главного удара 5-й ударной армии. В состав корпуса
входила и наша 96-я Гвардейская стрелковая дивизия.
К исходу 17 августа 1943 года наши войска подготовились к проры-
ву сильно укрепленной обороны 6-й немецкой армии, а утром началось
наступление.
Вздыбилась земля под «Миус-фронтом», когда по ней ударила со-
ветская артиллерия и «катюши». Гул артиллерийской канонады слился
с грохотом бомбежки. Эскадрильи бомбардировщиков и штурмовиков,
сменяя друг друга, били по переднему краю и ближайшим тылам про-
тивника. Вскоре по донесениям штабов стало ясно, что нашим войскам
удалось вбить клин в оборону врага на участке Дмитриевка - Куйбы-
шево. Беспокоило только то обстоятельство, что справа и слева у осно-
вания нашего клина враг сосредоточивал до шести дивизий, танки и
артиллерию.
Наш 295-й полк в канун наступления ночью сосредоточился в глу-
бокой балке, в шести километрах от переднего края немецкой оборо-
ны Наступали мы во втором эшелоне. Я сразу же приказал подразде-
лениям полка копать укрытия на случай нападения фашистской
авиации.
В 7 часов утра 18 августа знаменосцы вынесли полковое знамя. Скло-
нившись на колено, гвардейцы давали священную клятву: "Я - гвар-
деец, клянусь матери-Родине мстить фашистам за сожженные города и
села наши, за слезы отцов, матерей, братьев и сестер наших, за пору-
ганную землю..."
В эти минуты перед моим взором, как на киноленте, проносились
русские поселки, деревни и города, в которые мы входили освободите-
лями...