Слово солдата Победы. Выпуск 2Слово солдата Победы. Выпуск 4Слово солдата Победы. Выпуск 5Слово солдата Победы. Выпуск 6Живая память. Выпуск 5Живая память. Выпуск 7Слово солдата Победы. Выпуск 10Слово солдата Победы. Выпуск 11

Слово солдата Победы. Выпуск 5

Год издания: 1970
Количество страниц: 478

В книге собраны воспоминания непосредственных участников боев и сражений Великой Отечественной войны: артиллеристов, пехотинцев, летчиков, саперов, связистов, разведчиков, партизан. Дошедшие до Победы и многие из них дожившие до ее 60-летнего юбилея, они рассказывают о тяготах войны и великом стремлении сокрушить врага.

При редактировании воспоминаний сохранены обороты речи авторов, передающие атмосферу суровых военных будней.

Книга обращена к широкому кругу читателей.


Слово солдата Победы. Выпуск 5. Содержание


Четыре боевых дня

ЧЕТЬІРЕ БОЕВЬІХ ДНЯ
Наш взвод получил приказ оборонять высоту 54,2 у деревни Беляевки.
Ранним августовским утром наступила Моя очередь наблюдать за
противником. Получив задание, я отправилась на наблюдательный пост.
Движение на стороне противника было слабое, но вскоре я заметила
метрах в трехстах от меня трех неприятельских солдат, которые, забыв
об опасности, стоя, не торопясь окапывались, отложив винтовки к стан-
ковому пулемету.
Так как командир взвода младший лейтенант Ковтун находился на
противоположном конце стрелкового окопа, я попросила по цепи раз-
решения открыть огонь по цели. Ковтун разрешил. Я тщательно под-
вела мушку, затаила дыхание, но... спустить курок не смогла.
Мушка вдруг начала исполнять какой-то дикий танец, рука ослаб-
ла. В те минуты я подумала, что передо мной в солдатской форме стоят
рабочие или крестьяне, которых послали воевать силой, что дома их
ждут дети, и не могла заставить себя произвести выстрел.
Я медлила. Бойцы смотрели на меня насмешливо - дескать, что
может сделать баба на войне. Мне стало стыдно своей слабости. По-
явилась злость. Не помню, как нажала на спусковой крючок.
Вражеский солдат покачнулся, грузно присел и как мешок упал на
бок. Остальные испуганно оглянулись. Я снова прицелилась и уже без
колебаний, спокойно выстрелила - упал второй, а третий, бросив пу-
лемет, побежал, петляя как заяц.
В каком-то остервенении стала стрелять по бегущему, но пули шли
«в молоко». Пулеметчик удрал. Десять патронов зря израсходовала.
Командир взвода поздравил меня с первым успехом, но вскользь
лукаво заметил:
- Патроны на войне - вещь дорогая! - Я поняла намек.
Вскоре фашисты перешли в наступление, за артподготовкой после-
довала атака пехоты. На протяжении дня высота 54,2 несколько раз
переходила из рук в руки. Ствол моей винтовки от частых выстрелов
раскалился так, что жег руку даже через накладку. Душа горела от яро-
сти при виде бегуших на нас фашистов. Теперь я думала только о том,
чтобы стрелять без промаха, каждым выстрелом валить врага, отсто-
ять эту высоту.
К исходу третьего дня непрерывного боя наступавший на нас про-
тивник был разбит. Высота 54,2 осталась в наших руках.
В полночь мы получили приказ отойти к селу Кубанке. Дождь лил
как из ведра, дорога стала мокрой и скользкой. Делая частые останов-
ки, прислушиваясь к каждому шороху, мы продвигались вперед на сме-
ну одной из наших рот, оборонявшей северную окраину Кубанки. На
место пришли в два часа ночи мокрые, озябшие и голодные. По дороге
мечтали об отдыхе и ужине, но попали в ходы сообщения, заполненные
водой. Она заливалась за голенища сапог, намокшая шинель тянула
вниз, с каждой минутой становилась тяжелее.
Перед нами слабо мелькал огонек электрического фонаря, освещая
разбитый ход сообщения и два трупа наших бойцов. Предчувствие пред-
стоящего тяжелого боя было физически ощутимо. Об отдыхе нечего
было и думать.
Дождь лил непрерывно. Липкая, гнетущая тьма окутывала людей.
Рота сдала нам позицию и отошла. Говорить никому не хотелось.
По нескольку человек мы становились в кружок, накрывали голо-
вы плащ-палаткой и, чтобы согреться, стояли, тесно прижавщись друг
к другу. Медленно тянулось время, но уснуть никто не мог. Под утро
дождь прекратился. На заре подул свежий ветерок, раздалось первое,
раннее щебетание птиц - вестников наступающего дня.
Теперь мы отчетливо увидели почти полностью развороченный сна-
рядами ход сообщения с полуразрушенными ячейками. На бруствере
торчали обломки пулеметов, валялись мокрые пустые пулеметные лен-
ты, стреляные гильзы, а из-под груды земли виднелись ноги убитого
пулеметчика.
С восходом солнца гитлеровцы начали наступление. Первая ожес-
точенная атака была отбита, за ней последовали вторая и третья. На
наш снайперский взвод наступало до батальона гитлеровцев. Артил-
лерия противника била прямой наводкой. За густыми цепями насту-
пающей пехоты были видны яркие вспышки выстрелов минометов и
пушек.
В перерыве между двумя атаками ко мне подошел командир снай-
перского взвода Ковтун. Перед всем взводом он передал мне свою зна-
менитую винтовку. Я знала, что на его счету уже было пятьдесят уби-
тых фашистов. О такой цифре я тогда не смела и мечтать.
Так в боевой обстановке я получила свою первую снайперскую вин-
товку М9 8529. В тот памятный день моя старая винтовка без оптическо-
го прицела, как и раньше, служила безотказно.
Винтовка давно нуждалась в охлаждении и смазке, но ни она, ни я
не имели права на отдых. Едва мы успевали отбить одну цепь, как подни-
малась вторая. За спинами румынских солдат скрывались гитлеровцы,
вооруженные автоматами и пулеметами. При малейшей заминке они
стреляли «союзникам» в спину. Эти упорные атаки продолжались до
наступления темноты.
В шесть часов вечера был убит наш командир взвода младший лей-
тенант Василий Ковтун. Без него нам стало еще труднее.
Не считаясь с потерями, враг продолжал атаки. Ночью мы получи-
ли приказ держаться до последнего патрона.
Утром - новый приказ: прикрыть отход полка. На широком учас-
тке обороны полка остался поредевший в бою взвод снайперов. Про-
тивник не давал ни минуты передышки, и этот день, как и предыдущие,
прошел в напряженном бою.
Ночью наступила тишина. Но опять было не до отдыха и сна, мы
восстанавливали разрушенный ход сообщения и свои ячейки.
На третьи сутки наша небольшая группа снайперов оказалась ок-
руженной. В довершение всего кончились патроны, иссяк запас воды, и
если за несколько дней до этого мы проклинали ливень, то теперь с на-
деждою глядели на небо, ожидая увидеть в нем дождевые облака.
К 16 часам противник прекратил лобовые атаки и выдвинул против
нас своих снайперов. Они, не участвуя в предыдущих боях, очень хоро-
шо успели присмотреться к нашим ячейкам и ходу сообщения, а так
как мы не могли сменить позиции, то сразу же попали под меткий при-
цельный огонь.
Условия массовой снайперской дуэли были неравны. Бессонные
ночи притупили наши нервы и зрение. А тут еще солнце как назло било
нам в прицел и слепило глаза. Однако мы схитрили: развесив на палки
и саперные лопатки каски, пилотки и просто тряпки, стали время от
времени чуть приподымать их над бруствером окопа. Обман удался.
Снайперы противника вели огонь в основном по чучелам, а мы наблю-
дали и засекали их местонахождение. Они были в темных маскировоч-
ных халатах и лежали на желтой выгоревшей от солнца траве. Халаты
демаскировали их.
Эта оплошность дорого обошлась врагу, но и мы к ночи потеряли
четырех снайперов. Был смертельно ранен Арбузенко, получили ране-
ния Горбатюк, Марченко и политрук Деев, дважды разрывавшиеся
поблизости снаряды засыпали землей Киценко, досталось и мне, но зна-
чительно больше моей винтовке...