Слово солдата Победы. Выпуск 2Слово солдата Победы. Выпуск 4Слово солдата Победы. Выпуск 5Слово солдата Победы. Выпуск 6Живая память. Выпуск 5Живая память. Выпуск 7Слово солдата Победы. Выпуск 10Слово солдата Победы. Выпуск 11

Слово солдата Победы. Выпуск 5

Год издания: 1970
Количество страниц: 478

В книге собраны воспоминания непосредственных участников боев и сражений Великой Отечественной войны: артиллеристов, пехотинцев, летчиков, саперов, связистов, разведчиков, партизан. Дошедшие до Победы и многие из них дожившие до ее 60-летнего юбилея, они рассказывают о тяготах войны и великом стремлении сокрушить врага.

При редактировании воспоминаний сохранены обороты речи авторов, передающие атмосферу суровых военных будней.

Книга обращена к широкому кругу читателей.


Слово солдата Победы. Выпуск 5. Содержание


У вражеских берегов

У ВРАЖЕСКИХ БЕРЕГОВ
Немецкое командование стремилось внезапным
ударом с плацдармов, созданных еще до нападения на Советский Союз
в северной Норвегии и Финляндии, захватить Мурманск, Кольский
полуостров, выйти к Белому морю и таким образом лишить Северный
флот баз, а нашу страну - связей с внешним миром через незамерзаю-
щий Кольский залив. Но североморцы вместе с частями 14-й армии на
крайнем правом фланге огромного советско-германского фронта пре-
градили путь гитлеровским полчищам и заставили их перейти к оборо-
не. Много славных подвигов совершили они, нанося удары по противни-
ку артиллерийским огнем надводных кораблей, высаживая тактические
и диверсионные десанты в его тылу, уничтожая вражеские конвойные
суда и транспорты на морских коммуникациях. В полярную ночь и в
полярный день, зимой и летом, в любую погоду, советские моряки были
на своем посту.
Сухопутные дороги Финляндии и Норвегии не могли обеспечить
перевозку необходимых для гитлеровской армии на Севере пополне-
ний живой силой, техникой, оружием, боеприпасами, продовольстви-
ем, горючим и другими видами снабжения. Основную массу грузов нем-
цы направляли морем, вокруг Скандинавии. Обратно транспорты шли
в Германию с никелем и железной рудой.
Перед бригадой подводных лодок Северного флота, где я тогда слу-
жил, была поставлена задача вести борьбу на морских коммуникациях
врага. В первый же день войны многие подводные лодки вышли к бере-
гам Норвегии. Ведя разведку, мы постепенно определяли основные пути
движения кораблей противника. С каждым боевым походом эффектив-
ность наших ударов возрастала. Немцы стали нести большие потери в
транспортах и вынуждены были прикрывать свои морские пути мин-
ными заграждениями. Тогда подводникам пришлось изыскивать спо-
собы наиболее безопасного преодоления минных полей. Это создавало
дополнительные трудности, которых и без того в действиях подводных
лодок было достаточно. Ведь немецкие транспорты и корабли охране-
ния обычно двигались, вплотную прижимаясь к своему берегу, а при
возникновении опасности устремлялись в порты, где и отстаивались.
Нашим лодкам приходилось часто пробираться буквально к самому
берегу противника, заходить в бухты и гавани, терпеливо, настойчиво
и скрытно, иногда по целым неделям вести поиск, а обнаружив против-
ника, наносить удар с близкой дистанции, бить без промаха.
Расскажу об одном из наиболее памятных мне боевых походов, в ко-
тором я участвовал, будучи командиром дивизиона подводных лодок.
21 марта 1942 года средняя подводная лодка типа «Щука» - Щ-421
под командованием капитана 3-го ранга Федора Алексеевича Видяева
вышла в очередной боевой поход. На этой лодке как командир дивизи-
она отправился и я. До этого лодка потопила семь вражеских судов, за
что была награждена орденом Красного Знамени, а ее бывшему коман-
диру Н.А. Лунину было присвоено звание Героя Советского Союза.
До вражеских берегов нам предстояло идти около суток в надвод-
ном положении. Море встретило нас штормом. Видимость плохая, то и
дело налетали снежные заряды. Волны обрушивались с такой силой,
что временами казалось, будто лодка перевертывается. Крен доходил
до 35- 40 градусов. Таков уж характер у Баренцева моря! А на лодке
жизнь шла своим чередом: комиссар лодки Афанасьев проводил сове-
шание о походе, очередная вахта бдительно несла службу.
На рассвете следующего дня показались берега противника. Шторм
притих, но волна была еще большая. Проследовали в намеченный рай-
он и через несколько часов прибыли к цели, осмотрели в перископ зна-
комые места. Вот мыс, у которого 5 декабря 1941 года подводная лодка
Д-3, впоследствии ставшая гвардейской краснознаменной, торпедиро-
вала и потопила немецкий транспорт в десять тысяч тонн. Все мы, на-
ходившиеся тогда в центральном посту Д-3, по очереди наблюдали за
тонущим кораблем.
Долго длились поиски противника. День за днем обследовали мы
обширный район, заходили в бухты, но транспортов и конвойных ко-
раблей нигде не обнаружили. Погода стояла изменчивая - от штиле-
вой до штормовой, видимость тоже - то ясно, то сплошной туман и
снежные заряды. По выходе из одной бухты нас, видимо, обнаружили
и сбросили очень близко три глубинные бомбы. Как-то в фиорде заме-
тили двух тральщиков, но атаковать их не удалось. Тральшики скры-
лись за мысом.
Так в бесплодных поисках прошла неделя. И вот в полдень в перис-
копе показался транспорт под охраной двух сторожевых кораблей,
шедших переменными курсами вдоль берега. Объявили боевую трево-
гу. Вышли в атаку. Подготовка к торпедному удару длилась около часу.
Видяев спокойно и расчетливо выходил на цель. Вдруг противник от-
вернул. Изменив курс, Видяев снова занял выгодную позицию и, под-
нырнув, прошел под кораблями охранения, с тем чтобы атаковать
кормовыми аппаратами. Но конвой опять изменил курс, и явилась воз-
можность атаковать транспорт носовыми аппаратами. С небольшой
дистанции лодка выпустила по нему четыре торпеды, и через 50 секунд
мы услышали один за другим два взрыва: значит, две из них попали в
цель. Тотчас же погрузились на глубину. Через несколько минут нача-
ли рваться глубинные бомбы. Четыре часа вражеские корабли пресле-
довали нас, сбросив более 45 глубинных бомб. Корпусу лодки они не
причинили вреда, но гирокомпас вывели из строя.
Шум корабельных винтов стал постепенно отдаляться и, наконец,
совсем прекратился. Лодка всплыла под перископ. Видимость была
плохая. И снова потянулись долгие дни поисков. 8 апреля проникли в
фиорд, обследовали его и, не найдя кораблей, на глубине 18 метров ста-
ли выходить. И вдруг под кормой лодки раздался сильный взрыв. Люди,
находившиеся в этом отсеке, были отброшены на несколько метров, а
некоторые даже в соседний, дизельный отсек. В кормовых отсеках по-
гас свет, образовалось несколько пробоин, вода начала сильно посту-
пать в лодку. Килевой крен дошел до 30 градусов.
В этот опасный момент в полную силу проявились такие замеча-
тельные качества экипажа лодки, как отличная боевая выучка коман-
диров и матросов, способность их быстро ориентироваться в любой
обстановке, дружно и разумно действовать. Находившийся на вахте
помошник командира лодки Каутский и инженер-механик Славинский
еще до прихода командира своевременно приняли меры к всплытию
лодки. Личный состав кормового отсека, не теряя ни секунды, повел
самоотверженную борьбу за живучесть лодки. Особенно отличился в
этой борьбе старшина 1-й статьи Дряпиков. Он своевременно задраил
переборочную дверь и дал в отсек воздух. Под руководством Дряпико-
ва матросы Кочура, Жаворонков, Митин, Новиков и Февралев задела-
ли в темноте все пробоины и приток воды прекратился. Для заделки
пробоин моряки пустили в ход шапки, одежду и другое имущество, за-
крывали пробоины собственными телами...